Взаимная приязнь немцев и американцев, установившаяся после Первой мировой.

Оцените материал

Просмотров: 10121

Буктрейлеры месяца. Ряды тихой революции

Лев Оборин · 28/12/2011
Новый Ирвинг, голосование по-парфеновски, книга Далай-ламы, американцы в нацистской Германии и сила интровертов

Имена:  Джон Ирвинг · Леонид Парфенов · Эндрю Нагорский

Надо бы подвести итоги года в нашей области, но их на самом деле немного: летом на книжном рынке бывает застой, в целом трейлеров стало больше, они стали разнообразнее, выпущены первые по-настоящему качественные российские образцы. Одновременно с этим все чаще снимаются любительские ролики: по школьному заданию или просто для себя — чтобы рассказать о хорошей книге. Все это означает, что буктрейлеры — жанр вполне состоявшийся. К слову, не могу утверждать наверняка, но мне кажется, что на решение экранизировать «Голодные игры», которые в Америке пользуются не меньшей популярностью, чем «Сумерки», повлияли многочисленные буктрейлеры, снятые поклонниками серии. Среди этих видео попадаются профессионально сделанные.

Теперь все же перейдем к обзору за декабрь, но сначала по традиции то, что не попало в основной список, ссылками: книга об экспериментах по созданию города-колонии на морском дне; Стивен Фрай рекламирует издание «Планета “Слово”», рассказывая, как лингвист решил обучить сына языку клингонов из «Звездного пути»; космолог Лоуренс Краусс представляет свою научно-популярную работу о происхождении Вселенной из ничего и произносит такую фразу: «Забудьте про Иисуса: звезды умерли, чтобы вы родились».


1. John Irving. In One Person. NY: Simon & Schuster, 2012



Когда вышла предыдущая книга Ирвинга «Последняя ночь на извилистой реке», критики в очередной раз перечислили все его повторяющиеся мотивы, которые попали и в этот роман (и под которые была даже создана специальная таблица в «Википедии»). Если судить о новом романе «От первого лица» по представленному в буктрейлере отрывку, Ирвинг опять возвращается к этим мотивам, как будто назло: писательская карьера, сексуальное влечение к более зрелой женщине, сложные отношения с родителями. Впрочем, затронуты и другие темы: так, впервые Ирвинг делает главного героя бисексуалом.

Самоповторы могут вызывать усмешку, но при всем том Ирвинг действительно один из лучших писателей Америки. Мощность и цельность его поэтики трудно оспорить, и почти все его романы рассказывают о нравственном становлении, длящемся целую жизнь. Судя по всему, этот не исключение.


2. Леонид Парфенов. Намедни. Наша эра. 2006—2010. М.: КоЛибри, 2012 (?)



Сверхактуальный ролик для книги, которая еще только пишется. О феномене «Намедни» не нужно долго распространяться: Парфенову удалось перенести шарм своего главного телевизионного проекта на книжный шеститомник — видимо, сыграло роль бережное отношение к текстам: в них так и слышна та самая интонация. Для шестого тома «Намедни» (начиная с предыдущего автору пришлось перейти с декад на пятилетки) некоторые из «событий, людей, явлений» выбирала аудитория парфеновского ЖЖ. Трейлер появился еще в конце ноября, но почему-то тогда прошел мимо нашего внимания, а между тем его стоит отметить как редкий случай, когда читателей приглашают к созданию книги. Хотя голосование уже закончилось, в последекабрьской атмосфере этот ролик выглядит еще свежее: почти тем же тоном («Хватит игр!.. Придите на виртуальный избирательный участок!») — ну хорошо, не таким утрированным — Парфенов сейчас произносит куда более серьезные вещи.


3. Andrew Nagorski. Hitlerland: American Eyewitnesses to Nazi Rise to Power. NY: Simon & Schuster, 2012



Эндрю Нагорский, ведущий сотрудник Newsweek и вице-президент института «Восток — Запад», — автор нескольких работ о Второй мировой войне. Самая известная из них — о битве за Москву (см., например, это интервью). Его новая книга, «Гитлерландия», затрагивает довольно болезненную тему: Нагорский собрал свидетельства о том, как американцы наблюдали за событиями, происходившими в Германии в 1930-х, как они реагировали на возвышение нацизма и почему, строго говоря, не вмешивались до войны. Здесь отдано должное и активности многих журналистов и дипломатов, рано или поздно понявших, что представляет собой гитлеровский режим. Интересны рассуждения Нагорского о том, что большую роль здесь сыграла взаимная приязнь немцев и американцев, установившаяся после Первой мировой.


4. His Holiness the Dalai Lama. Beyond Religion: Ethics for a Whole World. Boston: Houghton Mifflin Harcourt, 2011



Когда-то мы уже писали о книге Папы Римского, теперь поговорим о книге главы буддистов — Далай-ламы XIV, недавно оставившего должность тибетского правительства в изгнании. Это далеко не первая его книга — в предыдущих он рассказывал историю буддизма; учил, как познать самого себя и стать счастливым; предлагал способы совместить научные и религиозные воззрения на мир. К теме новой этики он тоже обращается не впервые (десять лет назад вышла «Этика для нового тысячелетия»), но сейчас еще сильнее подчеркивает необходимость универсального гуманизма, не делающего различий в верованиях: как пишут обозреватели, это труд о терпимости и уважении. Текст в ролике читает актер Мартин Шин, он же работал над аудиоверсией «Beyond Religion». Кстати, Шин — убежденный католик, но это не мешает ему с пониманием относиться к идеям Далай-ламы.


5. Susan Cain. Quiet: The Power of Introverts in a World That Can't Stop Talking. NY: Crown Publishing, 2012



Наверняка многим покажется, что трудно сейчас найти более несвоевременную книгу. Сьюзен Кейн исследует «экстравертный идеал» успеха, утвердившийся в XX веке, и приходит к выводу, что подлинные революционеры — это «тихие люди», интроверты. Экстраверт и интроверт для Кейн — чуть ли не главная бинарная оппозиция на свете. К ней она подходит, привлекая данные нейропсихологии и культурологии. На вопрос «Зачем вы написали эту книгу?» Кейн отвечает: «Затем же, зачем Бетти Фридан в 1963 году написала “Загадку женственности”. Сегодня интроверты по отношению к экстравертам — то же, что женщины по отношению к мужчинам в те времена: люди второго сорта с огромным потенциалом и нереализованными талантами». Среди задач автора — вдохнуть в интровертов уверенность в себе и помочь родителям «тихих» детей. Quiet уже получила много предварительных рецензий, их авторы убеждены: это, что называется, веха. Возможно, они правы: дело не в том, что Сьюзен Кейн докопалась до какой-то глубокой истины, а в том, что тексты, меняющие отношение к фундаментальным феноменам, — редкость. «Вступайте в ряды Тихой революции», — призывает буктрейлер.​

 

 

 

 

 

Все новости ›