Внизу, ярдах в двадцати от них восемь или девять окровавленных зомби копошились около разбитой повозки и прохудившихся бочек.

Оцените материал

Просмотров: 24153

Джейн Остин, Сет Грэм-Смит. «Гордость и предубеждение и зомби»

Станислав Львовский · 01/09/2010
Пять бойких сцен из романа-каши по мотивам Джейн Остин, а также трейлеры к остальным книгам плодовитого автора

Имена:  Джейн Остин · Сет Грэм-Смит

©  Андрей Бондаренко / Издательство Астрель

Иллюстрация из книги

Иллюстрация из книги

Американский писатель Сет Грэм-Смит не только пишет книги, но также продюсирует кино и телевизионные шоу (комедийный сериал на MTV). В целом до появления книги «Гордость и предубеждение и зомби» он имел репутацию скорее не собственно сочинителя, а специалиста по массовой культуре. В частности, известность ему принесла «Большая книга Порно: Проницающий взгляд на мир непристойного кино», за которой последовала «Настольная книга Человека-Паука: самое полное руководство для тренировок». Все пишут, что жанр mash-up (переводить это, мне кажется, следует как «роман-каша» или даже «роман-пюре») Грэм-Смит и придумал, но на самом деле нет: идея принадлежит его редактору в издательстве Quirk Джеймсу Рекулаку.

Техника проста до неприличия. Берется роман Джейн Остин, примерно половина сцен заменяется на сцены с участием зомби и поединки на катанах, в том числе с ниндзя. Неприличие в том, что прием этот можно тиражировать до бесконечности, чем Грэм-Смит и занят: уже вышли в свет книги «Авраам Линкольн: охотник за вампирами», «Чувство и чувствительность и морские чудовища», на подходе «Андроид Каренина». По первому же роману уже снимают кино с Натали Портман в главной роли.

Чтение это тем не менее забавное, хотя и необязательное: в случае с Джейн Остин, пожалуй, дополнительным бонусом служит постепенно приходящее к читателю понимание того, насколько сам классический роман врос в ткань современной массовой культуры: его гибрид с трэш-стилистикой «Возвращения живых мертвецов» смотрится чрезвычайно органично, будто так и было.

Сегодня мы представляем вам несколько наиболее бойких фрагментов романа Грэма-Смита и в качестве бонуса трейлеры — к «Гордости и предубеждению и зомби», «Андроиду Карениной», а также к «Чувству и чувствительности и морским чудовищам».



*

— Она само очарование! Но вон там, прямо за вашей спиной, сидит ее сестра, очень приятная барышня, на мой взгляд, и тоже очень хороша собой.

— Которая же? — Обернувшись, он взглянул на Элизабет и, встретившись с ней взглядом, отвернулся и холодно произнес: — Она недурна, но не настолько, чтобы привлечь мое внимание, а я нынче не в настроении уделять время девицам, которыми пренебрегли другие мужчины.


Когда мистер Дарси удалился, Элизабет почувствовала, что кровь застыла у нее в жилах. Никогда в жизни ей не наносили подобного оскорбления. Кодекс воинской чести требовал, чтобы она постояла за свое достоинство. Элизабет, стараясь не привлекать к себе внимания, потянулась к лодыжке и нащупала скрытый под платьем кинжал. Она намеревалась проследовать за мистером Дарси на улицу и перерезать ему горло.

Но стоило ей коснуться рукояти клинка, как в зале поднялся крик, сопровождаемый звоном бьющихся окон. В залу, двигаясь неуклюже, но быстро, повалили неприличности в погребальных одеждах различной степени неряшливости. У одних саваны истлели до такой степени, что выглядели решительно непристойно, на других были сюртуки столь засаленные, что казалось, они сотканы в основном из нечистот и засохшей крови. Плоть их претерпевала разные степени гниения — тела умерших недавно еще хранили упругость и были слегка зеленоватого оттенка, в то время как плоть давних покойников была серой и ломкой. Их глаза и языки давно превратились в пыль, а черепа скалились вечными застывшими улыбками. Нескольких гостей, имевших несчастье стоять слишком близко к окнам, немедленно схватили и употребили в пищу. Вскочив, Элизабет увидела, что миссис Лонг пытается вырваться из лап двух ужасных созданий женского пола, которые, вцепившись зубами ей в голову, раскусили ее череп как скорлупу грецкого ореха, окропив фонтаном темной крови канделябры, подвешенные к потолку. Гости разбегались кто куда, но голос мистера Беннета был ясно слышен среди общего смятения:

— Девочки! Пентаграмму смерти!

©  Андрей Бондаренко / Издательство Астрель

Иллюстрация из книги.

Иллюстрация из книги.

...мистер Дарси наблюдал, как Элизабет и ее сестры пробиваются вперед, обезглавливая на своем пути одного зомби за другим.

Элизабет немедленно присоединилась к четырем своим сестрам — Джейн, Мэри, Кэтрин и Лидии, уже стоявшим в центре танцевальной залы. Каждая из них, выхватив из-под платья кинжал, встала на конце воображаемой пятиконечной звезды. Из центра комнаты они начали единовременно расходиться, выставив вперед одну руку с острым клинком и скромно спрятав другую за спину. Из угла залы мистер Дарси наблюдал, как Элизабет и ее сестры пробиваются вперед, обезглавливая на своем пути одного зомби за другим. До этого он знал лишь одну женщину во всей Великобритании, которая владела клинком с таким же мастерством, изяществом и смертельной точностью. Когда барышни добрались до стен залы, все неприличности были уничтожены.

За исключением нападения, вечер для всего семейства выдался вполне приятным.

*

Когда с письмом было покончено, мистер Дарси обратился к мисс Бингли и Элизабет с просьбой что-нибудь исполнить. Мисс Бингли ретиво бросилась к фортепиано, но, вежливо осведомившись, не желает ли Элизабет сыграть первой, уселась обратно.

Когда Элизабет заиграла, миссис Херст с сестрой запели:

Лежали тихо мертвецы в могилах,
И Лондон лишь живым принадлежал,
Но Англию чумою поразило,
И на защиту дома каждый встал.


Пока они играли и пели, Элизабет не могла не заметить, как часто мистер Дарси глядит на нее. Она ни секунды не полагала, что могла чем-то привлечь столь важного человека, однако же мысль о том, что он смотрит на нее потому, что она ему неприятна, была еще более дикой. Наконец она решила, что, по его мнению, из всех присутствующих она наименее соответствует его представлениям об идеале, и этим обусловлено его внимание. Это предположение отнюдь не ранило ее. Он был ей слишком несимпатичен, чтобы искать его одобрения. Чтобы оживить обстановку, мисс Бингли заиграла бойкую шотландскую песенку, и мистер Дарси, приблизившись к Элизабет, спросил:

— Разве не тянет вас, мисс Беннет, воспользоваться случаем и протанцевать рил?

Она улыбнулась, но ничего не ответила. Удивившись ее молчанию, он повторил вопрос.

— О! — ответила она. — Я прекрасно вас расслышала, но сразу не нашлась с ответом. Знаю, вы хотели бы, чтобы я согласилась, и тогда вы имели бы удовольствие осудить мой вкус, но я люблю обходить такие ловушки, не позволяя тем, кто их расставляет, выказать предвкушаемое презрение. Поэтому я решила сказать вам, что вовсе не желаю танцевать рил — теперь осуждайте меня, коли осмелитесь!

— И впрямь я не осмеливаюсь это сделать.

Элизабет, которая намеревалась уколоть его, подобная галантность изумила. Что до мистера Дарси, то ни одна женщина еще не пленяла его столь сильно, как Элизабет. Он искренне считал, что если бы не ее низкое положение, то ему угрожала бы опасность влюбиться. А если бы не его безупречное владение боевыми искусствами, то ему вдобавок угрожала бы опасность быть побежденным ею, поскольку он никогда еще не встречал дамы, которая сражалась бы с ожившими мертвецами лучше, чем Элизабет.

Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • voblavobla· 2010-09-01 16:14:24
    эй! нечестно! как же, как же смогла Элизабет побороть леди Кэтрин?!
  • jeyushka· 2010-09-03 15:43:16
    http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D1%83%D0%BC_%D0%B8_%D1%87%D1%83%D0%B2%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0_(%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD)

    sense and sensibility - "разум и чувства", а не "чувства и чувствительность"
Все новости ›