Знать-то знают, и хворост правильно раскладывают, — только вот огонь с неба падает не всегда.

Оцените материал

Просмотров: 12037

Назову себя критиком

Наталья Иванова · 07/04/2011
Опять защищаю толстожурнальные – читай советские – формы литературной жизни? Ну говорите, я слушаю

©  Юлия Якушова

 

 

Намедни я модерировала встречу молодых писателей с читателями в магазине «Библио-Глобус». Потенциальных покупателей было примерно столько же, сколько выступающих. И когда молодой литератор стал рассказывать о сериях, я, чтобы развить его авторские и составительские намерения, сказала: ну да, как Борис Эйхенбаум в книге «Мой временник». Литератор поинтересовался: «А это кто?»

Другой молодой и тоже литератор, позиционирующий себя как критик и активно печатающий свои сочинения в литературной периодике, никак не возьмет в толк, что за зверь такой — литературное вещество. Объясняю А. Рудалеву (как объяснила Олегу Зоберну про Бориса Михайловича Эйхенбаума) — дар ставить слово после слова. Если этого дара нет, никакой набор смыслов не спасет. Отсутствие в тексте литературного вещества и отсутствие интуиции к его распознанию — такая же беда для человека, избравшего литературную карьеру, как отсутствие музыкального слуха у музыканта.

Президенту Медведеву, в отличие от молодых дарований, рвущихся к общественной трибуне еще до обретения профессиональных навыков, не обязательно знать, кто такой Эйхенбаум, что такое литературное вещество и кто у нас представляет актуальную литературу и искусство. Он не литератор, не критик. Но он интересуется. А к нему вместо актуальной словесности позвали «новых реалистов», такая вот подмена. Устроители оказались правы для себя и по-своему.

Бывают критики — и критики. Результат зависит от широты жанрового репертуара. Тот, кто сочиняет только аннотации, — не критик по определению. Того, кто способен только на отзывы о книгах, не назову критиком. Тот, для кого критика — отхожий промысел, может быть кем угодно: поэтом, даже выдающимся, прозаиком, даже замечательным. Но это не критик.

У критика есть 1) жанровый репертуар; 2) стилистически узнаваемое лицо; 3) свой литературный мир (предпочтений и, может быть, умолчаний); 4) своя литературная позиция в этом мире. Всех остальных я готова назвать филологами, выдающимися или не очень; литературными журналистами, выдающимися и (или) не очень; книжными рецензентами, радио- и телеобозревателями. Критик — писатель? И по самоощущению, и по позиционированию? Может быть и не писателем — скорее аналитиком. Здесь есть много оттенков, но вот еще одно определяющее: критик свободен (в своем формате, проекте и жанре).

Критики переходят в филологию, в историю современной литературы (Марк Липовецкий). Могут временами в критику возвращаться, делая вылазки по актуальным поводам, но от этого процесс их отделения от критики не прекращается. Они теперь и держатся, и думают не так, как раньше, когда они были критиками, — иначе.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:45

  • oved· 2011-04-07 18:05:28
    Скучно, бабонька.
    Из того, что Трифонов и Искандер - писатели, а Прилепин и Прилепилов - нет, еще не следует, что Н.Иванова может называть себя кем бы то ни было - хоть критиком, хоть Гантенбайном.

    Титул, который Вы ставите под своими текстами, имеет (помимо чисто волюнтаристкого "что хочу, то и пишу"), сугубо советское происхождение. Вы - критик лишь в силу толстожурнальной позиции, в которую вас когда-то поставила Софья Власьевна. От этого - и прокламируемая вами "защита". Не толстые журналы вы защищаете и не советскую литературу, а себя самое.
    А остальное - от лукавого, включая умные банальности.
  • nsogso· 2011-04-07 19:34:22
    А мне очень понравилось. "А ты Эйхенбаума знаешь? А Шкловского? А...?". Вот это, я понимаю, достойный критика подход.
    Можно продолжить. "А Трифонова-Можаева-Иванова....читал?" Какой же ты писатель?
    Актуальная словесность - одно, а "новый реализм" - совсем другое. А почему, кстати? Вот и объяснили бы нам, темным.
    А банальности, действительно, можно в ряды выстраивать.
    Вот, например, темперамент. Слово это и в психологии осталось по недоразумению, а уж в литературоведении, сиречь, критике, его употребление и вовсе неуместно. А уж говорить о нем, как о "необходимой составляющей литературно-критической личности" и вовсе полный абсурд. Типа у других "личностей" "темперамента" нет? Или есть, но какой-то иной?
    И пишет все это известный человек на культурном, прости Господи, сайте. И все Божья роса...
  • dkuzmin· 2011-04-08 00:09:11
    К слову примолвлю — насчет списка премии «НОС-1973», — что соотношение надводной («толстые журналы») и подводной (тогдашний самиздат и теперешние альтернативные издания) частей айсберга с тех пор в русской литературе не переменилось. Тогда, во времена Саши Соколова, Вен. Ерофеева, Харитонова и Шаламова, «Знамя» и «Новый мир» нам впаривали, что русская литература — это, как максимум, Трифонов с Искандером. Ну и теперь то же самое. Между прочим, «новые реалисты», Шаргунов и Прилепин — теми же «толстыми журналами» и выпестованы, так что это у госпожи Ивановой сугубо внутренние такие разборки.
Читать все комментарии ›
Все новости ›