…наливное яблочко, мраморная говядина, петрушка кудрявая: хороший, свежий, красивый продукт без проблесков чувств.

Оцените материал

Просмотров: 10606

Выпусти меня

Ксения Рождественская · 19/11/2009
Энн Райс еще месяц назад заявила, что в моду теперь войдут ангелы – она, во всяком случае, теперь пишет именно о них. Белое крылатое – это новое черное клыкастое

Имена:  Гильермо дель Торо · Елена Усачева · Йон Айвиде Линдквист · Чак Хоган

©  Getty Images / Fotobank

Выпусти меня
Вампиры, как в свое время пейджеры, накладные плечи и отдых в Египте, перестали быть последним шиком и стали признаком провинциальности. Это уже не cool, а nice. А скоро будет yuck *. Еще немного — и в приличном обществе уже нельзя будет сказать «я — вампир»: засмеять, может, и не засмеют, но брезгливо поморщатся.

Как и с Египтом, к вампирам теперь ездят все, кому не лень, и издательства выпускают одну вампирскую книжку за другой. Некоторым книгам кровозависимые бледнороссияне (-американцы, -шведы) на обложке мешают.

Роман Йона Айвиде Линдквиста «Впусти меня» надо было издать раньше, а не в общем вампирском потоке. И не позиционировать его как книгу о вампирах. Это роман о холоде и одиночестве, о шведском спальном районе самого начала восьмидесятых, о месте без прошлого — пустом месте, на котором вырастает полая жизнь. Газетные статьи о советской подлодке пугают не меньше, чем статьи о маньяке. Лодка буксует на мели, маньяк убивает людей, сливая из них всю кровь. Двенадцатилетний тюфяк по имени Оскар ворует конфеты из магазина, писается от страха, визжит поросенком по требованию хулиганов и представляет, как он когда-нибудь возьмет нож и расправится со своими школьными обидчиками. Малыш Сванте Свантесон из «Малыша и Карлсона» счастливее Оскара в тысячу раз — даже без собаки, даже без Карлсона. Оскар очень хотел бы с кем-нибудь подружиться, и вот во дворе он встречает такое же одинокое существо, как и он сам. Девочка Эли приехала в этот район с... наверное, это ее отец, с кем еще могут путешествовать маленькие девочки? Она не боится холода, от нее ужасно воняет, она ничего не ест и может собрать кубик Рубика за несколько часов. Оскар и Эли становятся лучшими друзьями.

Роман подробнее, чем экранизация Томаса Альфредсона, ставшая одним из лучших фильмов прошлого года. В книге гораздо яснее прописаны взаимоотношения Эли и ее «отца», вся предыстория, так что у читателя не остается пространства для ужасных догадок и личных открытий. Имя Эли проговаривается множество раз и обрастает многими смыслами. Пустые кубики Рубика спальных районов заполняются живыми (пока живыми и еще не очень живыми) людьми. То, что в фильме виделось сквозь мутное стекло, в романе сказано явно. Но и наоборот: то, что в фильме было окрашено мгновенной кровью, покачивавшейся в воде, в романе прерывается за секунду до того, как эта кровь прольется. И читатель превращается в маленькую голодную Эли, лишенную ужина. Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›