Вход в музей оборудовать через черный ход и кухню.

Оцените материал

Просмотров: 5750

Почему вы выпили всю бутылку?

Станислав Львовский · 03/02/2012
Новая сложность, дельфины Кирсанова, мультфильм о футуристах и черный ход

©  Patrick Caulfield / Courtesy The Saatchi Gallery

Патрик Колфилд. Бокал виски. 1987

Патрик Колфилд. Бокал виски. 1987

• «Новый мир» (№1, 2012) публикует стихи Александра Кушнера, Светланы Кековой и Бахыта Кенжеева: «Нет, любовь, не состарился — просто устал. / Устает и младенец кричать, и металл / изгибаться. Как ласковый йод, / время льется на ссадины, только беда — / после тысячелетий живого труда / и оно, как и мы, устает». В критической части Евгения Вежлян пишет о «новой сложности»: «Вырисовывается принципиально неинституциализированное сообщество скорее эзотерического типа (где близкие могут ничего не знать о дальних), где родственность членов определяется приобщенностью к парщиковской установке, универсальной и всепроникающей, которую Эпштейн привычно именует “метареализмом” (да и сам Парщиков придерживался такого названия). Эта установка пережила литературную ситуацию, в которой возникла, и — как вирус, через носителей — дошла до наших дней. Названный круг обширен. Читая посвященные Парщикову материалы, написанные людьми, многие из которых (как Драгомощенко, Левкин, Иличевский) сегодня признаны и активны, понимаешь, насколько тесно осмысление ими Парщикова связано с их собственными творческими интенциями. Они, столь разные, принадлежащие к разным поколениям (Драгомощенко 1946 года рождения, Иличевский — 1970-го), через Парщикова — связаны, и эта “связь” важнее, чем влияние. Связь через «установку», смысл которой теперь можно понять лишь «рецептивно», ибо именно в осмыслении “витгенштейновской семьи” она дает школу — в таком виде не прекращающуюся со смертью основателя. Ключевое для этой “установки” слово — “сложность”. Но “сложность” не нарочитая, а неизбежная, связанная с фиксацией современной “картины мира” и с невозможностью отбросить и обойти представление о ее неоднородности после того, как оно “схвачено” и осмыслено. Поэзия, подчиненная этой установке, проблематизирует сам акт восприятия, подобно тому, как постконцептуалистская установка проблематизирует акт творчества и речи».

• В «Волге» (№1-2, 2012) среди прочего стихи Феликса Чечика и Бориса Херсонского: «Прости мне этот промозглый холод, прохожий-проезжий люд, / прости лязг трамвайных колес на стыках рельс площадных, / прости за столовку с убогим перечнем блюд, / прости за гитару в подъезде, за аккорды песен блатных. / Прости за отсутствие снега — тут все-таки юг, паренек, / просто — юг, не субтропики, где пальм и колонн не счесть. / Проживи, как можешь, декабрьский темный денек, / темный, декабрьский, короткий, такой, как есть». В «Звезде» (№2, 2012) все тот же Кушнер, а помимо него Владимир Алейников. Имеется также Грегор Лашен в переводе Игоря Булатовского: «По следу его — свободны / бывшие моря куски, их дно. / Меж голубыми щуками / неба — счисленье: песок / море кормить идет, / в черную сердцевину. Спрятанные часы, / тикающий свет, согревают / ветер». Игорь Булатовский, переводчик, пишет вот что: «У Лашена ожидание закончено, остается одна “точка без окружности, изнутри освещенная”. Это уже не окликание горизонта, а горизонт окликания. Небеса свиты, и линия жизни (а может быть, обрывок старого корабельного каната) разматывается до конца в новом говорящем зримом, Зверь еще спит: “две спины, пестрые головы скрещены”, издалека они похожи на шарики-зонды. Нагой, вернее голый, снова голый человек, — “белый прыжок на кромке вод”». В этом же номере продолжение публикации переписки Виктора Сосноры с Лилей Брик: «Дорогой Виктор Александрович. Что будет с архивом, мы еще не решили окончательно. Во всяком случае ничего не предпринимаем, не посоветовавшись с Вами, коли Вы такой специалист. Вы посеяли во мне зерно сомнения!.. Вот новости... “Комсомольская правда” заказала Кирсанову рецензию на “Всадников”. Но Кирсанов кончает свою поэму о дельфинах и сейчас ни за что не хочет браться. Ждать его или заказать кому-нибудь другому?» — etc. Кроме того, публикуется статья Александра Жолковского о стихотворении Бориса Пастернака «Матрос в Москве» («Может быть, не лучшее у Пастернака, но во многих отношениях очень характерное»).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›