Как обходятся другие страны, совершенно непонятно, тайна какая-то.

Оцените материал

Просмотров: 9117

Но могу рассказать о ветре

Станислав Львовский · 28/10/2011
Новые стихи Фанайловой, куда девалась лирика, премиальные дела и первый выпуск «Вслух»

Имена:  Александр Сопровский · Елена Фанайлова · Сергей Гандлевский

©  Лино Манноччи

Лино Манноччи. Дым, облака и фигура. 2009  - Лино Манноччи

Лино Манноччи. Дым, облака и фигура. 2009

• Самая важная публикация недели — в «Знамени» (№11, 2011), новые стихи Елены Фанайловой: «Вот это дом, который выстроил Джек, / То есть квартира, купленная в кредит. / Как говаривал Даниэль Кон-Бендит: / И целого мира мало. // А это женщина, её обнимал человек. / Ему сорок три, а ей сорок пять. / Они молодо выглядят, не на свои. / У них нет по разным причинам семьи. / Их тела вполне пока ничего, / Но вот дела не так чтобы хороши. // Откуда-то слышен запах Man Givenchy / Точнее, Sauvage Extreme // Какие ты носишь духи, скажи, / Не то я сойду с ума // Цветные флаги на ветру. / Скажи мне, который ты любишь цвет, / Не то я сейчас умру // У них русский рок, американский джаз / И балкон с видом на чужие ню. / Она его уже почти любит, а он / Пока ещё смотрит другое кино, / Обнимая её со спины. // Они вообще-то как лёд и вино, / Как дети русской необъятной войны. / Она вспоминает, как будет да, / А он забывает, как будет нет. / Неужели всё это мы?» Кроме того, журнал продолжает публикацию фрагментов книги Бориса Мессерера «Промельк Беллы». В разделе «Архив» Татьяна Полетаева предлагает вниманию читателя адресованные ей письма Александра Сопровского: «Сижу усталый-усталый, думаю о тебе и о снеге. О снеге, который сегодня, и о всяких других снегах из воспоминаний. Подробнее об этом снеге пока не буду, потому что я его слишком хорошо вижу и… в общем, не желаю сглазить; может быть, получится что-нибудь хорошее. Но могу рассказать о ветре, который с огромной скоростью проносит — не отдельное облако по небу — а целое небо облаков. Если погасить свет в комнате или выйти в темную кухню, то в окно видно, как в прорывах этого великого переселения туч синеет яркое холодное небо с ослепительной щербатой луной. И сквозь облака точно просвечивает синева. И все это несется, и жуткий ветер, и громыхает время от времени приоткрытая форточка в моей комнате. Такая ночь. А я, позволю себе заметить еще раз, думаю о тебе и о снеге». Евгений Абдуллаев, Дмитрий Веденяпин, Дмитрий Воденников, Сергей Гандлевский, Бахыт Кенжеев, Лев Оборин, Борис Херсонский, Алексей Цветков пытаются понять, как так произошло, что из 246 стихотворений, опубликованных в семи номерах «Знамени» за текущий год тридцатью двумя поэтами, только три посвящены любви. «Выскажу одно-единственное соображение. Шедевр любовной лирики “Я был только тем, чего…” был написан Бродским в 1981 году. (Наверняка что-то талантливое о любви писалось и потом, но это стихотворение кажется мне удобной отправной точкой для моего рассуждения.) Примерно с этого времени поэзия как бы ушла в себя, погрузилась в рефлексию: что она такое, возможна ли она в принципе и проч. <...> Юнг сказал, что проблемы не решают — их перерастают. Вот когда какой-нибудь одаренный автор перерастет проблему принципиальной возможности высказывания, мы, может быть, и прочтем стоящие любовные стихи. Но они понравятся чуткому читателю в том числе и потому, что в интонации этой лирики будет слышен отзвук пережитой травмы», — говорит, в частности, Сергей Гандлевский. Примерно той же проблематике посвящен обзор Марианны Ионовой «Тихая жизнь с любовной лирикой».

• В «Новом береге» (№33, 2011) стихи Игоря Булатовского, Натальи Горбаневской, Ольги Мартыновой, Алексея Порвина, Валерия Шубинского и Олега Юрьева: «...туда и полетим, где мостовые стыки / Сверкают на заре, как мертвые штыки, / Где скачут заржавелые шутихи / По мреющему мрамору реки, // Где солнцем налиты железные стаканы, / Где воздух на лету как в зеркале горит, / Где даже смерть любимыми стихами / Сквозь полотенца говорит». В этом же номере несколько стихотворений Чарлза Буковски в переводе Семена Беньяминова. На «Полутонах» за отчетный период появились подборки Светланы Зеленкиной и Ивана Кариба: «и землёй сбившей твой холод / хаос тоже облачен в худобу рук // неравнораненая грань — копна души / каменоломенно бредёт: // вот купол-тепло в колеблемых желанного. // громаден ветер в спокойной ящерице твоих волос, / камень твоей головы пожрало солнце / (здесь нет Гаутамы вот здесь его нет) // вот нить пения, спирт пения — / ярко-нагрето. // утонуть в руке. / воздвигнутое — затемнено, будет и распахнуто».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • rupoet
    Комментарий от заблокированного пользователя
  • Viesel· 2011-10-31 12:06:20
    И только водитель троллейбуса, он головой не вертел. Ведь должен хотя бы кто-нибудь Все время смотреть вперед.
Все новости ›