А могла бы публиковать про это самое бесконечные статьи в журнале «Садоводство»: «Почему роза не цветок, а роза», «Роза как смысл, значение и денотат», «Цветочная роза, нецветочная роза и нерозовые цветы».

Оцените материал

Просмотров: 9745

…и садоводство

Станислав Львовский · 01/04/2011
Лологическая поэзия, много заглавных букв, яко соние, Жорж Нива и промышленный воздух

Имена:  Алексей Цветков · Борис Херсонский · Владимир Гандельсман · Владимир Друк · Дмитрий Бак · Дмитрий Быков · Ефим Эткинд · Кирилл Ковальджи · Лариса Миллер · Лев Лосев · Леонид Костюков · Олег Дозморов · Поль Клодель · Сергей Стратановский · Хилина Кайзер · Юрий Колкер

©  www.terminartors.com

Густав Кайботт. Садовники. 1875-77

Густав Кайботт. Садовники. 1875-77

Как многие знали или догадывались, автором этих заметок являюсь (по большей части) я, шеф-редактор отдела «Литература» OPENSPACE.RU. Заметки эти начинались четыре года назад как более или менее ежедневный блог в ЖЖ, потом переехали сюда, но, так или иначе, за четыре года многое изменилось: и общая диспозиция, и мое представление о том, как следует эти тексты писать. Мне кажется, что модус, условно говоря, рекомендательной библиографии, которого я старался все это время (иногда не слишком успешно) придерживаться, исчерпал себя — и я намерен придать им чуть более полемический характер, который, как мы понимаем, исключает анонимность. Так что вот.


• Сегодня длинный выпуск, приготовьтесь. Появился в сети первый номер «Ариона» (№1, 2011). Имеют место среди прочего стихи Бориса Херсонского, Олега Дозморова, Ларисы Миллер, Дмитрия Бака, Владимира Друка и Сергея Стратановского: «Всем — и солдатам и командирам / Запрещалось вести дневники на фронте, / И в огромную смерть / все они уходили без слов, / Слов своих, а не общих. / Возражают: а письма? / Так письма-то были для тех, / Кто любил их и ждал, / и кого они тоже любили, / И писали, что с ними / все в порядке, что скоро победа, что всех / В день триумфа отпустят / к родителям, к детям, к любимым». Владимир Аристов пишет о стихах и судьбе Инны Клемент в эссе «Клементина»: «Ее сознание устремлялось и за пределы только классических традиций. Неслучаен ее интерес к новым течениям в поэзии, она и сама была на пороге, на грани этого нового, авангардного: “Мир нарисован, а тело изогнуто ветром в ломкое дерево под фиолетовым светом...” Закономерен ее интерес к стихам Ивана Жданова и поэтов его круга (собственно, она и познакомила меня со Ждановым). Что-то проникало, несомненно, и в ее произведения. Например, стихи со светлой красочностью, традиционно классической отчетливостью (“Я открою чудо света...”) переходят к иному, более сложному изображению и к более жестким определениям (“Где не бояться ни поля, ни леса, и значит — где расставаться, причальные бросив дворы...”). Драматические и трагические ноты входят в ее стихи в 80-х, живописные мазки и углы становятся более темными и даже мрачными». В части переводов имеются тексты трех швейцарских поэтов с предисловием переводчика, Вячеслава Куприянова. Вот, например, «Страх» Франца Холера: «ночной сговор ветров / вокруг дома / в окне / колышутся тени // ребенок проснулся / шаги услышав / такие близкие / такие чужие».

• В критической части, посвященной «филологической поэзии» (whatever it means) — неожиданный (в контексте издания) и довольно невнятный текст Марианны Ионовой «Язык бессмысленный: панегирик “герметичной” поэзии»: «Понимать — норма, а не чудо или удача. Труднодоступность для понимания, так называемая “герметичность”, есть не случайная помеха в коммуникации между автором и читателем (как легко подумать, представляя себе двух участников процесса). А если поэзия — автокоммуникация? Если я, читатель, не адресат, а просто присутствую с милостивого согласия говорящего? Присутствую, вслушиваюсь и что-то вдруг понимаю. Тогда это удача, тогда это чудо». Впрочем, эта публикация уравновешена еще более невнятным текстом Алексея Саломатина «Но чувствуешь ли ты?.. О филологической поэзии, нефилологической поэзии и филологической непоэзии»: «...Стихи Михаила Еремина — это филологическая поэзия или формализм? Сноски и псевдонаучные пометы в стихах Лосева и Уфлянда — примета “филологичности” или один из способов создания комического эффекта? “Филологичны” ли, допустим, следующие строки Софии Парнок: “И в том нет высшего, нет лучшего, Кто раз, хотя бы раз, скорбя, Не вздрогнул бы от строчки Тютчева: “Другому как понять тебя?”? “Филологична” ли “Царскосельская статуя” Пушкина, и шире — экфразис и стилизация вообще? “Филологичен” ли, в конце концов, пародист Александр Иванов, ведь для адекватного восприятия его пародий необходимо знание первоисточников — чем не “образовательный ценз”?» Ну и ожидаемый (при таких-то вопросах) ответ: «термин “филологическая поэзия” представляется избыточным умножением сущностей. Не привнося дополнительной ясности, он только, как птица от гнезда, уводит исследователей в софистические дебри, отвлекая их от разговора о поэзии, которая в дополнительных определениях не нуждается». Мысль нехитрая, — чего огород городить, спрашивается? Вот Г.С., к примеру, с ее «Роза есть роза есть роза», — сказала, как припечатала. А могла бы публиковать про это самое бесконечные статьи в журнале «Садоводство»: «Почему роза — не цветок, а роза», «Роза как смысл, значение и денотат», «Цветочная роза, нецветочная роза и нерозовые цветы». Бумага тогда была дорогая, наверное.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • deadm· 2011-04-01 18:36:08
    "Новая газета", кстати, полный текст стихотворения уже снесла. или перенесла. во всяком случае, по этой ссылке там ничего нет.

    в сторону (wishful thinking): в месте про " неожиданный (в контексте издания) и довольно невнятный текст Марианны Ионовой" сначала прочитал "невнятный" как "внятный" :)
  • trepang· 2011-04-01 20:05:11
    критик Саломатин во второй статье подряд обвиняет всех в заимствовании у Чухонцева.
  • rupoet
    Комментарий от заблокированного пользователя
Читать все комментарии ›
Все новости ›