«Рядом с лучшими поэтами не то что первой, а даже и второй половины своего жалкого века Самойлов чувствует себя неуютно — и мы ему этого соседства не навязываем».

Оцените материал

Просмотров: 5429

Не звать же менеджеров культуры

09/04/2010
Саратов, Минск, ясность, бессвязная речь, поэт с эпитетом и массовый человек

Имена:  Алла Горбунова · Андрей Хаданович · Василий Бородин · Владимир Салимон · Данил Файзов · Дмитрий Бак · Дмитрий Григорьев · Дмитрий Кузьмин · Дмитрий Строцев · Елена Сунцова · Игорь Померанцев · Константин Кравцов · Леонид Костюков · Максим Амелин · Марина Хаген · Мария Мартысевич · Мария Степанова · Надя Делаланд · Наталья Бельченко · Олег Коцарев · Ольга Седакова · Сергей Трунев · Юлия Скородумова · Юрий Цветков

©  brightstupidconfetti.blogspot.com

The Remains of the Poet. Peter Ciccariello

The Remains of the Poet. Peter Ciccariello

• Свежая «Волга» (№3—4, 2010) публикует среди прочего стихи Дмитрия Григорьева, Натальи Бельченко и Константина Кравцова: «Все хорошо, потерпи, отец, не так уж много осталось / До вашей встречи, до тех минут, когда / Время остановится, когда весь человек / Счастья достигнет, и времени больше не будет, / Когда погаснут в уме за ненадобностью / Идея времени, идея пространства, / И радости вашей никто не отнимет у вас». Интервью Андрею Пермякову дают сначала Максим Амелин, а затем Данил Файзов и Юрий Цветков. Амелин, в частности, говорит много интересного (хотя и спорного) о критике, филологии, ремесленности в поэзии и формальной новизне: «Что могло бы стать радикальным сейчас? Да все, что угодно. Например, если бы какой-нибудь поэт записал вдруг нерифмованной силлабикой, о которой я говорил. Или индивидуальными строфами, скрытая возможность использования которых существует у нас с начала XIX века. Это выглядело бы абсолютно ново и неожиданно. Не бывает крупных поэтов без формальной новизны, об этом говорит весь опыт мировой поэзии. Крайне любопытными мне казались опыты Игоря Вишневецкого и Данилы Давыдова писать сапфическими строфами, например. Были бы интересны эксперименты с народным стихом, если бы кто-то поставил перед собой такую задачу. Для этого нужны широко мыслящие и деятельные (не в смысле карьеры) поэты. В поэзии выигрывают не спринтеры, а стайеры — не те, кто быстрее всех пробежит стометровку, а те, кто принесет весть в Марафон, чего бы это ни стоило». Цветков же так отвечает на вопрос о том, почему люди становятся литературтрегерами/кураторами: «Эта область деятельности, разнообразные названия которой мне тоже не нравятся, появилась в последние два десятилетия. Говорят, будто кураторы заменили собой литературных чиновников, но тут я возражаю: чиновники могли раздавать материальные блага, наши возможности в этом плане скромнее, хотя кое-что и мы можем. Почему начинаешь заниматься этим? Ну, лучшие кинофестивали устраивают режиссеры, лучшие выставки — художники, лучшие музыкальные фестивали — музыканты. Человек, занимающийся определенным видом деятельности, разбирается в этом лучше. Пишущие люди просто вынуждены заниматься организацией литературного процесса, не привлекая профессионалов в кавычках. В самом деле, не звать же менеджеров культуры, слышал, в Москве таких теперь выпускают». В критической части Олег Рогов пишет о книге Ольги Седаковой «Апология разума», Наталия Черных рецензирует «Голоса на воде» Елены Сунцовой, а Сергей Трунев высказывается по поводу сборника стихов Леонида Костюкова «Снег на щеке».

• «Октябрь» (№3, 2010) публикует подборку Владимира Салимона и новые стихи Игоря Померанцева: «В его возрасте — по крайней мере он так считал — / отношения с женщиной никаких особых открытий, / ракурсов, обертонов не предполагали. / Однако / все же / вопреки / ей удалось кардинально изменить его отношение / к тому времени суток, / которое принято называть “утро”. / Он впервые полюбил его / благодаря виду / на ее почти мальчишеский затылок / и мягкий абрис плеча». Большая публикация под названием «Страна как “тело” поэта» посвящена прошедшему в Москве осенью поэтическому биеннале. Кроме того, в критической части продолжается сериал Дмитрия Бака «Сто поэтов начала столетия». На этот раз речь идет о Дмитрии Быкове и Марии Степановой. О первом Бак, в частности, говорит: «Видимая легкость стихоговорения Дмитрия Быкова с годами становится все более затрудненной и отягченной раздумьями, все более несводимой к манерному флирту с жизнью. Однако главная черта его стилистики остается при нем: речь о склонности к афористической ясности, к афоризму как таковому. Вернее будет сказать — к метафорическому афоризму, если подразумевать, что афоризм и метафора — вещи совместные далеко не всегда. Афоризм у Быкова не самоценен, не замкнут в себе, вставлен в обширную рамку расширяющегося смысла». Тексты Степановой оказываются у Бака своеобразным контрапунктом к быковской афористической ясности: «Мария Степанова стремится приоткрыть в поэтической речи те же парадоксальные возможности, которые столетие тому назад нащупали в прозе авторы, с успехом применившие технику потока сознания: Джойс, Пруст, Фолкнер. По видимости бессвязная речь, игнорирующая законы риторики, оказывалась ближе к реальному процессу словопорождения, нежели казавшиеся высшим достижения “реализма” отточенные пассажи Тургенева или Диккенса. Словно бы забыв об усилиях Хлебникова, дадаистов и им подобных, Степанова решительно вступает на зыбкую почву эксперимента, который не желает быть экспериментом, но претендует на роль канона».

• На «Полутонах» опубликована за отчетный период небольшая подборка Василия Бородина: «горят и горят и гаснут и говорят / стремленье твоё прекрасно и все подряд // и хор ветровой вины зеленеет: ночь /и только они видны, кому не помочь // коммуна звезда из лампочек на ветру /поля дочернели в ласточку я не вру // и вдох ледяной спасение: подбери / упавшее сердце, северное, внутри». «Русский Гулливер» выпустил в свет книги уже упоминавшегося выше Константина Кравцова и Аллы Горбуновой.

• «Литкарта» отчитывается о прошедшем в Казани 27—28 марта фестивале современной поэзии «Голоса»: «Одним из главных итогов Чебоксарского фестиваля, наряду с закреплением его формата и складывания некой традиции и наряду с вовлечением литературы Казани в общероссийский поэтический контекст при упорядочении самой казанской литературной среды, является опыт возникновения дружелюбной, плодотворной среды, созданной его участниками». Там же имеет место анонс фестиваля «дебют-Саратов», который пройдет 9—10 апреля. Подробнее об этом событии в интервью «Взгляд-инфо» рассказывает Михаил Богатов. Чтобы закончить с фестивальной темой, упомянем также, что 9—11 апреля в Минске пройдет 4-й Международный фестиваль поэзии «Порядок слов». Обещают среди прочих Дмитрия Строцева, Марию Мартысевич, Андрея Хадановича, Олега Коцарева, Надю Делаланд, Марину Хаген и Юлию Скородумову. Полная афиша здесь. «НГ-ExLibris» пишет о вечере «Мадагаскар в новой русской поэзии: XXI век», «Питербук» — о состоявшемся в Санкт-Петербурге выступлении Мариуса Бурокаса, Витаса Дякшниса и Витаутаса Станкуса и о двухдневных поэтических чтениях в «Танцах». Кроме того, Parere.Ru кратко подводит итоги состоявшегося в Воронеже вечера видеопоэзии.

• На Polit.Ru выложена вторая часть беседы с Ольгой Седаковой «Дух благородного европейства и массовый человек». «Теперь побеждает массовая культура, которая становится тотальной. Я не против массовой культуры как таковой, но должно оставаться некоторое место для более взыскательной, более серьезной культуры, которое не мыслится как маргинальное. Я боюсь, что такого места больше не остается: уходят куда-то в сторону, уходят в маргиналы те, у кого другие интересы. Не те, что предлагает массовая культура», — говорит, в частности, Седакова. Там же, на Polit.Ru имеет место транскрипт беседы Леонида Костюкова с Надеждой Делаланд. «Сетевая словесность» публикует эссе Юрия Колкера «Поэт с эпитетом» о Давиде Самойлове: «Самойлов — поэт. Это так много, что можно не продолжать. Это так мало в нашей сегодняшней луже, что придется продолжить. На великого (если уж принять эту игру) не тянет. (Великих в XX веке вообще не видим.) Поэт слишком московский, слишком советский. Московский — в худшем значении этого нечистого слова; помнящий о подмостках, привязанный к сегодняшнему, приземленный. Советский — верящий, что служит народу, верящий, что народ реальность, а не литературная выдумка. Все, кто вырос в этом болоте, советские, но некоторые — более советские, чем другие: он из этих некоторых. По фактуре стиха, по языку, ракурсу и заднику — Самойлов слишком принадлежит этому страшному семидесятилетию, этому гиблому месту. Он — поэт с эпитетом. Конечно, Самойлов двумя головами выше эстрадных кривляк, вчерашних и сегодняшних. Он луч света в темном царстве. Он озаряет двадцатый век, который настолько же мельче девятнадцатого, насколько превосходит его числом томов и сочинителей. Но рядом с лучшими поэтами не то что первой, а даже и второй половины своего жалкого века Самойлов чувствует себя неуютно — и мы ему этого соседства не навязываем».

• На сайте компании «iTrex» неожиданно опубликовано интервью с Дмитрием Кузьминым о поэтическом переводе: «— Не столь важно, насколько переводчик знает язык-источник, сколь как хорошо он владеет своим собственным. Потому что любые проблемы со знанием языка-источника решаются: ты пробьёшь половину слов по словарям, интернет позволяет это сделать быстро, и по поисковикам, чтобы уточнить узус, наиболее характерные контексты и оттенки смысла, — и в итоге разберёшься, что автор хотел сказать. Разумеется, если это короткий текст: с романом подобная работа грозит сильно затянуться. Так что основной задачей будет сделать так, чтобы читатель понял, что хотел сказать автор». Кроме того: Елена Лапшина в «НГ-ExLibris» рецензирует книгу стихов Андрея Грицмана «Вариации на тему», в «Литературной России» некто Коровашко демонстрирует не только абсолютную глухоту к поэтическому слову, но и неумение делать разведенку из воды и спирта, Sem40 пишет о стихах Анатолия Ливри, а Canada2day.com сообщает, что одна из главных поэтических премий Канады, Griffin prize, отмечает в этом году десятилетний юбилей.

 

 

 

 

 

Все новости ›