Околопоэтический сюжет недели – обмен открытыми письмами между Сергеем Гандлевским и Леонидом Костюковым.

Оцените материал

Просмотров: 7983

Если надо объяснять

20/11/2009
Гандлевский и Костюков, Брянский и Рыжий, «Дебют» и «ЛитератуРРентген»

Имена:  Борис Рыжий · Кирилл Медведев · Кирилл Решетников; Шиш Брянский · Леонид Костюков · Сергей Гандлевский · Эдуард Лимонов

©  Courtesy Galerie DNА, Bеrlin

Клементс Клаусc. Из серии «Хромосомы». 2007

Клементс Клаусc. Из серии «Хромосомы». 2007

• В новых «Вопросах литературы» (№5, 2009) — статья Л. Пановой «”Уворованная” Соломинка: К литературным прототипам любовной лирики Осипа Мандельштама» и текст А. Скворцова о Льве Лосеве «Трагедия под маской иронии»: «Эта поэзия — редкий пример последовательного стоического эксперимента художника по бескомпромиссному и подчас жестокому самоанализу. Но подобный “высший самосуд” есть прежде всего суд над определенным обобщенным человеческим опытом и над советской эпохой, каковая, по Лосеву, психологически и аксиологически все еще длится и будет долго и мучительно изживаться многими поколениями россиян, желают они того или нет». Здесь же в «Книжном развороте» рецензируются книги: Эмили Дикинсон. «Стихотворения. Письма». (М., Наука, 2007. Серия «Литературные памятники») и «”Спекторский” Бориса Пастернака: Замысел и реализация» (Сост., вступ. статья и коммент. А. Ю. Сергеевой-Клятис. М., Совпадение, 2007). В «Неве» (№11, 2009) — «Заметки о пролетарских и крестьянских поэтах, объединениях и кружках раннего советского времени» Аркадия Бартова.

• «Волга» (№11-12, 2009) публикует стихи Василия Чепелева: «Это неинтересно, причем совсем. / Пока варится кофе и хлопья в молоке / Разбухают, думаешь: зачем ты вставал в семь? / Телефон в руке, зубная щетка в другой руке». Здесь же — «Простое повторное стихотворение» Фаины Гримберг, «Стихи для Лены Горшковой» Андрея Пермякова, подборки Виталия Зимакова, Евгения Сидорова и Елены Горшковой. В критической части имеет место рецензия на книгу Феликса Чечика. В ноябрьском «Новом мире» (№11, 2009) — Сергей Жадан в переводе Игоря Белова и подборка Натальи Бельченко. В критической части Александр Чанцев пишет о книгах Готфрида Бенна. Аркадий Штыпель коротко рецензирует книги Геннадия Каневского, Леонида Костюкова, Игоря Булатовского, Дмитрия Строцева и Анны Логвиновой. На «Полутонах» появились подборка Тараса Федирко в переводе Анастасии Афанасьевой и два цикла религиозной поэзии: «В духе и истине» Бориса Херсонского и «Натан» Сергея Круглова.

Объявлен короткий список премии «Дебют». Поэтическая номинация выглядит следующим образом: Алексей Кащеев, Кирилл Корчагин, Дмитрий Машарыгин, Екатерина Соколова. Оно, конечно, понятно, что необъятного никто объять не может, однако отсутствие в списке некоторых участников лонг-листа (например, Григория Гелюты и Анастасии Денисовой) вызывает некоторое огорчение. Член жюри Ирина Ермакова аттестовала, впрочем, шорт-лист в номинации «Поэзия» как «очень сильный и плотный». Вручена, как и обещалось, премия «ЛитератуРРентген». Ее получил Александр Маниченко. В число финалистов, напомним, попали также екатеринбуржец Никита Иванов и челябинец Андрей Черкасов.

• Околопоэтический сюжет недели — обмен открытыми письмами между Сергеем Гандлевским и Леонидом Костюковым. Началось все с того, что Костюков опубликовал на Polit.Ru примирительный манифест примерно в духе «либерального крыла» партии «Единая Россия» (ну, или там журнала «Эксперт»). Смысл статьи «Нормальная жизнь и ее значение» сводится по большей части к тому, что (очень огрубляя) в России трупы на улицах не валяются (не то что в Мозамбике), телевизор можно в магазине купить, а претензии лингвистов, что им, мол, денег не платят, — это оттого, что они, лингвисты, не понимают: лингвистика должна быть их хобби, а деньги зарабатывать надо в других местах. По совокупности этих фактов Л. Костюков предлагает прекратить говорить, что все плохо. Гандлевский на «Гранях» возражает: «Нынешнее проживание в России унизительно — “если надо объяснять, то не надо объяснять”. Это самочувствие еще не зоны, но уже и не свободы, а так называемой “химии” — поселения отчасти свободных, расконвоированных людей, вынужденных, однако, считаться с криминальным устройством места своего обитания. Дело вкуса и темперамента, конечно, но многим, уверен, такая ложка дегтя портит удовольствие от нынешних приобретений и послаблений, о которых Вы справедливо пишете. Сам не герой, я никого и не подбиваю на подвиги, но есть как минимум профессиональный долг гуманитария — называть вещи своими именами. Что это за “нормальность”, которая из принципа не смотрит в сторону несчастья, зла и произвола? Чем добропорядочность в башне из слоновой (в здешнем климате все-таки моржовой) кости отличается от благопристойного филистерства? Власть (такова ее природа), как газ или тараканы, занимает весь предоставленный объем. Зачем ей подыгрывать?» В ответ Костюков тоже публикует открытое письмо, один из пассажей которого, кажется, и обнажает коллизию: «Но мне симпатичен и представитель другой профессии, не связанной с публицистикой, который просто честно работает, не врет и не ворует. По-Вашему, он молчаливо поддерживает власть. По-моему, просто воспитывая собственных детей, он уже нормализует ситуацию». В сути диалога пусть разбираются специалисты из отдела «Общество», но тот факт, что два не слишком публичных литератора внезапно начинают в открытую обсуждать положение дел в Отечестве, кажется, много говорит об этом самом положении дел.

• В ту же копилку отправляется и обширное интервью Кирилла Медведева сайту Kasparov.Ru: «...если говорить о соотношении социальных ролей, моей и людей моего школьно-институтского круга, то действительно в 90-е мне повезло в том, что я оказался не вписан, не занял ни одну из существовавших в то время социальных ниш. Скажем, многие мои сокурсники по истфаку МГУ в итоге оказались в глянцевых журналах, в «Афише» и других, сделали отличные карьеры. Или работали на разные политические структуры, либо — в рекламе. Это поколение встало у руля новой медиаиндустрии. Я недолго развивался в этом русле, подавал большие надежды, потом как-то выпал. Сначала это было скорее интуитивное отторжение, потом оно стало сознательным. Собственно, за теми стихами начала 2000-х во многом и стоит это переживание. Такая неприкаянность — очень счастливое поэтическое состояние». В завершение темы: поэт Олег Дозморов, как сообщает нам «Эхо Екатеринбурга», написал стихотворный памфлет о майоре Евсюкове.

• Людмила Вязмитинова в «НГ-ExLibris» пишет о состоявшейся в Москве презентации книги Елены Сунцовой: «Сунцова представляет собой редкого в наше время лирического автора, умеющего эстетически достоверно, сохраняя эмоциональную подлинность и простоту формулировок, поведать о глубоко личном переживании, возникшем при соприкосновении взгляда поэта с самой обычной действительностью». «Вечерняя Казань» публикует статью о прошедшем «Аксенов-фесте». Номинант премии «Звездный билет» (2008) Олеся Балтусова пишет, в частности: «Для чего нужны литературные фестивали, где внимание получают лишь те, кто приезжает в провинцию из столицы? Их удостаивает вниманием пресса, им светят софиты, дается площадка для выступления. И не одна. Зачем? У мэтров этого много и в Москве. А здесь, в Казани, где поэтов не печатают почти нигде, где междусобойчики редки и бесперспективны, почему здесь, на фестивале, который называют литературным и джазовым, не дают слова казанскому поэту? Не говоря уже о писателе... А мэтры читают ровно час свой мастер-класс, по целых пять минут уделяя каждому пришедшему автору. Затем те же мэтры читают стихи и рассказы на концерте в Оперном. И уезжают надолго, как будто навсегда, поблескивая нимбом»... Та же газета публикует и интервью с гостем фестиваля Дмитрием Быковым: «Василий Павлович меня любил. Я считаю его гениальным писателем. Он похваливал меня, когда все поругивали. Когда он помер, очень мне стало горько. На этом давайте закончим. Идите читайте мои романы»... О молодых казанских поэтах в интервью другой газете, «Республика Татарстан», Быков отзывается так: «Потрясающие поэты есть, я поражен качеством литературы, даже комплексую немного».

• Телекритик Слава Тарощина в «Газете.Ру» разбирает злополучную «Школу злословия» с Ирмой Кудровой, а ИА «Русский мир» анонсирует VI Биеннале поэтов (обещанный нами гид по биеннале появится чуть позже). Кроме того, Arthouse.Ru сообщает, что 23 ноября в кинотеатре «Пионер» пройдет Фестиваль видеопоэзии «Пятая нога», ведет его Андрей Родионов. В Челябинске обещают провести дистанционную встречу (видеоконференцию) с Аркадием Драгомощенко. На «Топосе» Григорий Медведев пытается найти нечто общее между Борисом Рыжим и Шишом Брянским: «При всех своих различиях, оба поэта сделали попытку влить новый смысл в старые формы — оба строгие традиционалисты, они сделали предметом поэзии явления, которые никогда прежде в стихи попасть не могли. И теперь уже можно сказать, что это у них получилось. Шиш Брянский весь разошелся на цитаты. Борис Рыжий и вовсе культовый автор, которому подражает молодежь. Немногие из их ровесников-поэтов могут похвастаться подобным». «Новые Известия» отчего-то публикуют фрагмент «Строф века», посвященный Борису Поплавскому.

• Писатели поддержали Эдуарда Лимонова, получившего 10 суток за реализацию конституционного права на свободу собраний. Список невелик, а отчего письмо не открыто ко всеобщему подписанию, понять совершенно невозможно. В Липецке между тем опубликован первый сборник стихов, написанных судьями, а президентом Евросоюза стал поэт Херман ван Ромпёй (Herman Van Rompuy), известный тем, что пишет одно хайку по-фламандски в день.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • dinast· 2009-11-21 00:32:24
    а теперь Челябинск обещает конференцию с Драгомощенко и Анной Глазовой одновременно
Все новости ›