Оцените материал

Просмотров: 59309

Брусникин, Акунин, другой?

Екатерина Кронгауз · 23/05/2008
Издательство АСТ обвинения сказительницы Чудиновой игнорирует, а тайну сказителя Брусникина тщательно поддерживает. На прямые вопросы не отвечает — а на просьбу о встрече с загадочным писателем в пресс-службе, естественно, сказали, что «никто с ним не знаком, кроме одного из совладельцев издательства». Однако в электронном интервью отказывать не стали — и через две недели Анатолий Брусникин не просто ответил на вопросы, но еще и любезно прислал свою фотографию, о которой мы даже не успели попросить. Мы приводим здесь все вопросы и все ответы Анатолия Брусникина, присланные нам по электронной почте, без купюр.

1. Вокруг романа «Девятный Спас» и вашей личности еще до выхода романа ходило множество слухов. Почти все утверждают, что Анатолий Брусникин — не настоящее имя. Откуда они взялись? Как вы к этому относитесь? Настоящее ли это ваше имя?

— Еще какое настоящее. Я вообще вполне себе настоящий. И не то чтобы как-то особенно прячусь. Вот прицепляю свою фотографию. Просто я, как ни стыдно в этом признаваться в моем возрасте, человек застенчивый и нелюдимый. Общение с малознакомыми людьми, особенно с журналистами, меня напрягает. Другое дело переписка. С буковками и письменами я чувствую себя уверенно.

2. И все же я буду исходить из того, что это псевдоним. Почему вы не стали публиковать роман под своим именем?

— См. 1.

3. Говорящий ли это псевдоним? И если говорящий, то о чем? Многие ищут здесь анаграммы и сходство инициалов — имеет ли это отношение к действительности?

— См. 1.

4. Почему стало так модно в последнее время писать под псевдонимом и вообще создавать виртуальные личности? Псевдоним — это ваша личная была идея или идея издательства? Планируете ли вы раскрывать псевдоним?

— См. 1

5. В любом случае, это первый роман начинающего писателя Анатолия Брусникина. С чем вы связываете такой успех? Это результат рекламной кампании или?

— Без рекламной кампании, конечно, ничего бы не было. Или было бы, но гораздо медленнее. Однако все-таки главное — это не плакаты (за них издательству, безусловно, спасибо), а так называемое «сарафанное радио». Реклама дает только первый толчок. Выражаясь киношным языком, «обеспечивает высокую посещаемость в первый уик-энд». А уж дальше все зависит от того, порекомендуют книгу своим знакомым те, кто ее купил, или нет. В случае со «Спасом» явно порекомендовали. Рекламная кампания была в ноябре, а пик продаж пришелся на декабрь—январь. Я этому очень рад.

6. Чем вы объясняете моду на исторические романы вообще и на детективы в частности?

— Это, по-моему, совсем не одно и то же. Детективы я не люблю и не читаю, поэтому не мне о них рассуждать. А обычные исторические романы любил всегда. Кстати говоря, что-то не замечаю на них особенной моды. Я-то их привечаю, потому что всю жизнь занимаюсь историей и всегда любил додумывать то, о чем история умалчивает. Тут-то как раз и возникает лазейка для романиста.

7. Можете ли вы назвать своих литературных предшественников? Близки ли вам Акунин, Юзефович?

— Близки, но по-разному. Первый скорее технически, то есть по методике выстраивания сюжета. Второй близок мне по темпераменту и умонастроениям. По-моему, мы с ним оба такие, знаете, Стародумы.

 

 

 

 

 

Все новости ›