Старательно вытесненное в подсознание советское привидение, нечто низменно-дворовое из похмельного сна.

Оцените материал

Просмотров: 14721

Сергей Гандлевский. Бездумное былое

Варвара Бабицкая · 21/06/2012
Добродетели в себе автор отмечает неохотно, а недостатки фиксирует скрупулезно, не поддаваясь при этом соблазну их романтизировать

Имена:  Сергей Гандлевский

©  Виктория Семыкина

Сергей Гандлевский. Бездумное былое
Автобиографию Сергея Гандлевского «Бездумное былое» сам автор определил как «беглые мемуары» — это совсем небольшой текст в сто шестьдесят страниц, практически конспект.

Как поясняет автор в предисловии, эти заметки написаны для проекта писательницы Линор Горалик «Частные лица: биографии поэтов, рассказанные ими самими». Большая часть текстов для книжки, которая должна выйти в Новом издательстве в этом году, — это интервью Линор Горалик с поэтами, но Гандлевский пошел по другому пути и написал оригинальный текст, который поэтому и зажил самостоятельной жизнью: «Бездумное былое» уже опубликовано целиком в апрельском номере «Знамени», а сейчас выходит отдельной книжкой в издательстве Corpus.

Лирический поэт Сергей Гандлевский и в прозе писал о себе не раз (повесть «Трепанация черепа» и роман «Нрзб», фикшн только отчасти); о прошлом — и собственном, и коллективном прошлом поэтической группы «Московское время» — рассказывал в многочисленных интервью. Говоря об этом в предисловии к «Бездумному былому», автор поясняет, что в данном случае старался «вспоминать как бы наново, а не сбиваться на обкатанные версии. Хотя факты есть факты». То есть ставит перед собой нарочито скромную задачу вкратце рассказать все как было, от семейной истории до ближайшего времени, то есть до декабря 2011 года.

Эта авторская непритязательность не должна ввести читателя в заблуждение: очевидно, что не существует единственного способа рассказать человеческую жизнь на ста шестидесяти страницах, точно так же как не может быть объективного фоторепортажа: в обоих случаях автор так или иначе кадрирует и сортирует реальность, добиваясь таким образом разных смыслов, иногда вплоть до противоположных. И в тексте Гандлевского принцип чрезвычайно скупого отбора материала его собственной жизни становится литературным инструментом, с помощью которого автор сообщает нам нечто важное методом Микеланджело: берет кусок мрамора и отсекает все лишнее.

На самом деле автор делает этот отбор не «наново» — и я не о прошлых случаях прозы: особенность авторской оптики «Бездумного былого» исчерпывающе описывает начало лучшего его стихотворения последних лет: «Мне нравится смотреть, как я бреду, / Чужой, сутулый, в прошлом многопьющий, / Когда меня средь рощи на ходу / Бросает в вечный сон грядущий». Гандлевского можно назвать главным в живой русской поэзии специалистом по автобиографизму, понятому по форме настолько буквально, насколько это возможно для стихов. Внимательный читатель поэзии Гандлевского мало найдет в его мемуарных заметках новых деталей.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›