Лучшие киники сегодня – Pussy Riot.

Оцените материал

Просмотров: 64284

Что такое постмодернизм?

05/05/2012
На главный вопрос современности отвечает филолог, автор «Паралогий» и «Перформансов насилия», профессор университета Колорадо (Боулдер) МАРК ЛИПОВЕЦКИЙ

Имена:  Александр Эткинд · Алексей Балабанов · Венедикт Ерофеев · Владимир Сорокин · Дмитрий Пригов · Евгений Харитонов · Елена Фанайлова · Игорь Вишневецкий · Лев Гудков · Линор Горалик · Михаил Елизаров

©  Родион Китаев

Что такое постмодернизм?
Вокруг слова «постмодернизм» больше недоразумений, чем разумения. Само собой, так всегда бывает с описанием более или менее крупных интеллектуальных и культурных течений. Достаточно почитать, что говорили на протяжении как минимум пятидесяти лет о романтизме и никак не меньшего времени — о модернизме. Всегда есть масса каких-то попсовых, ходульных, искаженных представлений, соотносящихся с предметом описания с наоборотной точностью. Но с постмодернизмом, конечно, все особенно хорошо сложилось, потому что массовым сознанием он воспринимается как синоним всяческих безобразий — то есть просто «постмодернизм какой-то» — как когда-то выразился один постсоветский министр внутренних дел. А в кругах более культурных постмодернизм, как правило, воспринимается как непременно фантастическая, холодная, мозговая игра.

В принципе, постмодернизм и находящийся с ним в связке постструктурализм возникают именно как ответ на кризис классического либерализма, начинающийся после Второй мировой войны и достигающий апогея на рубеже шестидесятых-семидесятых годов прошлого века. Если очень коротко и грубо: с одной стороны, обнаружилось, что демократический принцип защиты прав и интересов большинства никак не противоречит тоталитарному террору — как нацистскому, так и советскому. (Не забудем, что для левой европейской интеллигенции 1956 год и «Архипелаг ГУЛАГ» были в этом отношении явлениями, сопоставимыми с Холокостом.) Опять же очень грубо, постмодернистское мышление начинается с политического импульса, связанного с защитой прав меньшинств — социальных, расовых, сексуальных.

Одновременно происходит пересмотр модернистского и авангардного канона, который в американской культуре оказывается также и пересмотром отношений между массовой и модернистской литературой. В России конца 60—80-х, когда в андеграунде возникали явления, задним числом определяемые как постмодернистские, все происходило не совсем так — и права меньшинств понимались прежде всего как право на интеллектуальную независимость, и авангард с модернизмом не только не отторгались, но воспринимались как близкие и насущные явления.

В русской культуре постмодернизм возникает не как противоположность модернизму, а как замещение модернизма. Когда в конце шестидесятых — начале семидесятых годов появляются тексты, которые мы сегодня обозначаем как ранние постмодернистские или предпостмодернистские, — например, «Москва-Петушки», «Пушкинский дом», тексты Д.А. Пригова или проза Евгения Харитонова — то они возникают в результате странного эксперимента, в ходе которого андеграунд пытается вернуться к модернизму как бы через голову советской литературы. Получается нечто совершенно иное — что и оказывается в конечном итоге постмодернизмом.

Я думаю, что этот опыт русской культуры в известной степени соотносится с опытом ряда других литератур, в особенности восточноевропейских (Гомбрович, Киш, Кундера, Павич и др.). Оказывается, что постмодернизм — это такая ветвь модернизма. Если авангард — это радикализированный модернизм, если внутри модернизма мы различаем, скажем, экспрессионизм, неоклассицизм, «высокий модернизм», абсурдизм и многое другое — точно так же можно сказать, что и постмодернизм представляет собой позднюю фазу модернизма. Это такая ветвь модернизма, которая занимается критикой собственных оснований. Это первое важное уточнение.

Второе уточнение — моя собственная точка зрения, которую многие, должен сказать, не разделяют. Она состоит в том, что постмодернизм, в том числе русский, прошел несколько фаз. У него была фаза героическая, «бури и натиска», когда важна была именно экспериментальность. Конец этой фазы (в конце 90-х — начале 2000-х) многими коллегами был интерпретирован как конец постмодернизма в целом. Я же полагаю, что постмодернизм не только не закончился, но, наоборот, перейдя в новую фазу, стал одной из очень распространенных форм культурного мышления. На этой довольно большой поляне располагается множество очень разных явлений. Там находится место и художественной прозе, и non-fiction, и «постмодернистскому неомодернизму» (или необарокко) вроде Элтанг, Кононова, Вишневецкого или Марии Рыбаковой. Здесь же располагается и то, что многие принимают за non-fiction — и «Театр.doc», и проза Андрея Левкина. В общем, диапазон достаточно широк. То, что я причисляю к помо «Театр.doc», может показаться странным — но этот пример как раз демонстрирует степень неосознанного распространения постмодернистской эстетики. Творцы «Театра.doc» — люди по большей части эстетически довольно невинные, и они полагали, что можно пойти на улицу, записать бомжей-наркоманов-проституток, все это изложить своими словами, слепить на живую нитку — и получится драматургия. Драматургия при этом получается — но именно потому, что вместо того, чтобы записывать какую-то твердую позицию, они записывали — и воспроизводили на сцене — язык, социальный диалект. А этот язык все время балансирует между тем, что считается культурной нормой, и тем, что считается культурной девиацией. В результате этих колебаний постепенно выясняется, что идентичность — а именно она исследуется любым доком — и сама по себе является продуктом языка, культурным конструктом. Она оказывается по-постмодернистски мозаичной, подвижной — и то, что кажется маргинальным и девиантным, парадоксально резонирует с тем, что представляется нормальным и даже авторитетным, тем самым проливая свет на всю систему социальных «норм».

Теперь мы подходим к главному. Следующий тезис может прозвучать немного абстрактно, но я постараюсь его проиллюстрировать. Для меня главное в постмодернизме, главная его логика — не в приемах. Постмодернизм — не гротеск, не игровое начало, не «цитатность», не тотальная ирония, не фрагментарность, как мы когда-то писали. Главное — в проблематизации и подрыве (это разные операции, не обязательно связанные друг с другом) древней и трудно преодолимой культурной привычки к мышлению бинарными оппозициями, когда один член привилегирован по сравнению с другим: оппозиции добра и зла, сакрального и профанного, слова и тела (с этим много работает Сорокин), своего и чужого, наконец, себя и «другого». Это и есть деконструкция — вот, кстати, еще одно слово, вокруг которого много недоразумений: его даже вполне культурные люди путают с деструкцией — но это не деструкция, а анализ бинарных оппозиций, в процессе которого смещаются или перестраиваются отношения в парах противоположностей. Стеб, гротеск, игра — все это важно, но только как средство деконструкции бинарных оппозиций.

Проблематизацию и подрыв бинарных оппозиций часто путают с моральным (и прочим) релятивизмом — однако это совершенно неверный взгляд. Постмодернизм предполагает вполне определенную этику, просто связана она не с категориями, а, так сказать, с операциями. Прежде всего, он ищет сложное зрение и отторгает упрощения — именно как этическую опасность. Упрощения всегда основаны на бинарных оппозициях, на жестких и всегда неравных противопоставлениях, и потому именно они всегда являются источниками насилия — прежде всего, по отношению к «другому». Конечно же, для постмодернизма очень важна критическая позиция по отношению ко всему авторитетному и, прежде всего, по отношению к политической власти, которая также всегда строится на логике бинарных оппозиций.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:18

  • Aleks Tarn· 2012-05-05 14:02:53
    В статье есть ряд точных наблюдений: во-первых, классификация ПМ как мировоззрения, а не как совокупности приемов, во-вторых, выделение главное составляющей этого мировоззрения - разрушение того, что автор именует "бинарными оппозициями" и эссенциализмом.
    Вот только выводы из этого делаются странные. "Бинарные оппозиции" и "эссенциализм" есть не что иное как ценностные системы (и их главная оппозиция "хорошо-плохо"). Взамен автор (вместе с ПМ) предлагает туманную "проблематизацию" - не слишком понятно что это за зверь и с чем его едят. Если взамен разрушенной системы, говорящей: "тот прав, а этот нет" предлагается система "правы все, поскольку у каждого есть свои проблемы", то следует отметить, что последнее представляет собой ценностный хаос, то есть системой не является в принципе, а потому мы снова приходим к разрушению как единственной реальной сути ПМ.

    ПМ (невзирая на предостережение автора) - именно моральное, ценностное (а затем уже культурное) явление. Это прежде всего утверждение о том, что ценностей нет вовсе. Традиционное (домодернистское) общество характеризовалось устоявшимися естественными ценностями и правилами, которые не обсуждались. Затем пришла эпоха модернизма, когда это положение было разрушено в пользу новых "ценностей", созданных разного рода кабинетными сказочниками – от коммунистов до фашистов.

    Теперь мы живем в эпоху, когда стало ясно, что модернистские ценности полностью дискредитировали себя. Казалось бы, напрашивается очевидный вывод: не следует ли подумать о возвращении к традиции, той самой, которая была столь высокомерно отвергнута вышеупомянутыми сказочниками? Ан нет, с точки зрения этих банкротов, банкротство свидетельствует всего лишь о том, что ценностей не существует вообще. Есть лишь броуновское движение равноценных, равнозначных, а потому – незначимых, неразличимых моралей. Модернистский ценник не подошел к товару? – Что ж, не будем искать другой, а вместо этого просто оторвем всякий!
    Постмодернисты, а точнее, потерпевшие поражение модернисты как бы говорят цивилизации: "Ты не досталась мне, так не доставайся же ты никому!" Постмодернизм – это культура карандышевых.
  • vantz· 2012-05-05 16:48:21
    Опять нам предлагают вместо "ликвидации безграмотности" замену одной безграмотности другой безграмотностью. Ну что за каша? Почему постмодернизм в искусстве смешивается с состоянием постмодерна в обществе? Какое отношение к постмодернизму имеет проблематизация бинарных оппозиций? Чего, Гераклит тоже постмодернист?
    Вообще, где матчасть? Где Лиотар, где Рорти, где Джеймесон, где Делез? Почему нет ни слова про структурализм и позитивизм? Такое впечатление, что постмодернизм придумал сам автор (записал С. Львовский), а реализовали Горалик с Сорокиным. Что за детский сад? Копи-паст статьи с википедии имел бы больший смысл.
    Единственная интересная часть статьи - это про эссенциализм и его критику. Причем сначала автор говорит о том, что критика и "подрыв" эссенциализма - это очень круто, а в конце статью сам того не замечая становится махровым "эссенциалистом", грудью вставая на защиту "настоящих" ценностей против "цинизма". Вполне в духе патриараха МиВР.
    Вот это вообще шедевра двоемыслия: "...Тут есть большая разница. В постмодернизме всерьез задается вопрос о связи и взаимной ответственности между феноменами, кажущимися противоположными или взаимоисключающими. В цинизме происходит жонглирование несовместимыми позициями...". Ога, тут большая разница: одно дело в лоб, а совсем другое - по лбу.
  • Aleks Tarn· 2012-05-05 17:41:27
    2 vantz
    Разделяю Вашу иронию по отношению к названию рубрики (впрочем, его нелепо-высокомерный тон хорошо соответствует тону редактора данной рубрики).
    Но трудно согласиться с Вашими упреками, адресованными автору. Его главный (и на мой взгляд правильный) тезис как раз и заключается в прямой зависимости "ПМ в искусстве" от "ПМ в обществе". Мне тоже кажется, что эта связь очевидна.

    И двоемыслия в приведенном Вами пассаже нет (есть скорее НЕДОмыслие). "Жонглирование несовместимыми позициями" в данном случае - попытка защиты одних, отживших (с точки зрения автора), "бинарных оппозиций" при помощи постмодернистского отрицания других "бинарных оппозиций". Эту попытку он и называет (и снова справедливо) цинизмом.
    Недомыслие же заключается в том, что если нет отношений "противоположности" и "взаимоисключения", то нет ни "связи", ни "взаимной ответственности". Есть лишь тепловатый бульон броуновского движения - бессвязного и безответственного. Ибо связь автоматически подразумевает не только соединение, но и отношение, функциональную зависимость от целого. А наличие отношения опять же автоматически приводит к ситуациям "противоположности" и "взаимоисключения".
  • Aleks Tarn· 2012-05-05 17:44:18
    Дабы не оставалось сомнений - под "редактором данной рубрики" имеется в виду редактор раздела лит-ры г-н Львовский, чья каждая фраза словно нацежена сквозь зубы (ура дантисту!).
  • vantz· 2012-05-05 18:45:14
    to Alex Tarn

    Честно говоря, я исходил просто напросто из того, что "постмодернизм" и "состояние постмодерна" - это вполне себе устоявшиеся термины со своими значениями, которые не совпадают. Понятие постмодернизма в искусстве - несколько более размыто, но это явно не то же самое, что "состояние постмодерна" в обществе. Во всяком случае, если мы имеем в виду устоявшееся употребление этих слов, а не нагружаем их какими-то новыми смыслами.
    Состояние постмодерна Лиотар кратко определяет как недоверие к мета-нарративам, они же "великие проекты". В частности такими мета-нарративами являются "прогресс" или "марксизм" или "религия" или "либерализм". По Лиотару общество в состоянии постмодерна относится ко всем таким великим проектам с недоверием. Это не имеет прямого отношения к постмодернизму, как его понимают в литературе, критике, живописи и т.п. Хотя, конечно, в какой-то степени постмодернизм в искусстве является порождением состояния постмодерна в обществе. Это вполне естественно, поскольку от общества, социума, целиком и полностью зависит вообще всё, в частности и искусство. Я и не говорю, что такой связи нет, я протестую против смешения этих понятий. Это совершенно разные вещи.
    Что же касается бинарных оппозиций и их критики, то это автор вообще зря сюда приплел, поскольку эта критика не является чем-то специфическим для постмодерна. Это было всегда, а если следовать логике автора, то не только Гераклита, но и Гегеля с Марксом и Ницше с Хайдеггером следует включить в могучую команду посмодернистов.
    Состояние постмодерна действительно сопряжено с некоторым кризисом в этике, но, естественно, не означает обязательного отказа от бинарных оппозиций в пользу бессмысленного "все в какой-то степени правы", а просто вынуждает более тщательно и дифференциировано подходить к решению этических вопросов. Грубо говоря, не стричь всех под одну гребенку. Тут автор (случайно :)) сказал нечто действительно умное, когда указал на важность вопросов феминизма, ЛГБТ и т.д. для состояния постмодерна. Вопрос о толерантности и умении принимать чужие нормы действительно является ключевым для этики постмодерна. Но это не означает отказа от этики или аморфизации этики, это означает ее усложнение. Мне ужасно не хочется "опошлять вульгарным пересказом" работы Лиотара и Фуко, но уверяю Вас ни о каком отказе от этики и ни о какой "безответственности" там речи не идет.
  • Aleks Tarn· 2012-05-05 19:22:28
    2 vantz

    Вы говорите: "...постмодернизм в искусстве является порождением состояния постмодерна в обществе". Согласен на 100% и думаю, что автор статьи имел в виду ровно то же самое. Понятно, что клоунада Пригова есть клоунада, точка - без каких-либо этических и культурологических умствований. Собственно, автор статьи и проводит такое четкое различие, ставя "приемы" ПМ отдельно от его идейной и мировоззренческой сути.

    Вместе с тем трудно не усматривать прямую связь (не СМЕШЕНИЕ, против которого Вы протестуете, а именно прямую родственную связь) между "приемом" ПМ и мировоззрением ПМ. Последнее означает вседозволенность, а значит - и Пригова, и член на Литейном, и Госпремию, душистым кондомом на оный член натянутую. Вы, конечно, не согласитесь - собственно, Вы уже сказали, что "толерантность и умение принимать чужие нормы не означают отказа от этики или аморфизации этики, а означают ее усложнение" (я позволил себе слегка перефразировать Ваш текст).
    Но в том-то и дело, что толерантность ПМ на практике ничем не лучше идеалов (в терминах автора - "бинарных опппозиций") предшествовавшего ему модернизма - не лучше в том смысле, что столь же нереальна, претворяясь на практике в полное отсутствие запретов. На ПРАКТИКЕ "толерантность" ПМ - это именно отказ от этики, ее аморфизация.

    Позвольте заметить еще кое-что. Возможно, Вы оттого так рассердились на автора за "смешение" ПМ в обществе и ПМ в искусстве, что именно в последнем лучше всего отразилась эта знаменательная тенденция демонстративного отказа от всех и всяческих правил. Ярмарочные клоуны раньше прочих чувствуют, когда дозволяется заголить перед честным народом зад. Но при этом они никогда не действуют сами по себе, а (пользуясь Вашими словами) являются прямым "порождением состояния в обществе".

  • vladoga· 2012-05-05 20:29:29
    Замечательно! Спасибо
  • Valentin Diaconov· 2012-05-05 21:34:47
    Блестяще, спасибо
  • tridi· 2012-05-06 23:40:07
    Постмодернизм - неинтересен. Интересен - модернизм.
    У первого - одни амбиции, у последнего - изысканные плоды обновления.

    Модернизм и сегодня не умер - он развивает Традицию.
    Обновление и есть модернизм.

    А постмодернизм - мертворождённое дитя невежества и управленческого зуда.
    Дитя мировых войн и следствие их болезней.
    Существует постмодернизм довольно долго, но одухотворенных плодов не имеет.

    Это явление - за чертой искусства. Это - насилие, интеллектуальная ложь, меркантильность - желание подчинить себе весь мир.
    ПОСТМОДЕРНИЗМ ЕСТЬ АНТИГУМАНИЗМ.

    Возможно, это явление в будущем может оказаться перспективным для управления роботами.
    Для людей постмодернизм вреден: пагубен для здоровой психики и губителен для души.

  • tridi· 2012-05-06 23:54:11
    Постмодернизм перестает быть эстетическим направлением в искусстве, скатываясь в политиканство и спекуляции. Называть постмодернизм игрой ума - это не уважать интеллектуальные и духовные возможности человека. Игра ума без цели постижения истины и красоты - бесплодна.
  • tridi· 2012-05-07 00:07:23
    Кстати, любопытная мысль пришла в голову:

    отработанные приемы постмодернизма, возможно в будущем смогут пригодиться для выполнения ФУНКЦИЙ БЛОКИРОВАНИЯ ПРОГРАММ ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ РОБОТОВ)

    P.S.
    Когда-нибудь за это ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ ОТКРЫТИЕ кто-ибудь получит Нобелевскую премию))
  • Dmitriy Volodin· 2012-05-07 01:43:28
    дочитал первую страницу.
    клопы.
  • Dmitriy Volodin· 2012-05-07 02:41:55
    дочитал

    ага, просветительская поза опенспейса напоминает разваливающуюся скульптуру дискобола.
  • zAdorno· 2012-05-07 18:36:12
    Сложилось впечатление, что автор статьи слегка плавает в теме: то постмодернизм против цинизма, то постмодернизм – веселая версия цинизма (кинизм, видишь ли, Антисфен). Плюс нестыковки, на которые указали комментаторы выше.
    Прелести постмодернизма общеизвестны. Автор мог бы и не прибегать к трюизмам. Но что по факту, какое наследие оставила или ещё оставит эпоха постмодернизма помимо всех замечательных плюсов? Некритично товарiщъ подошел к вопросу.
  • vantz· 2012-05-08 18:28:48
    to Alex Tarn

    Состояние постмодерна, как оно описано в работах того же Лиотара, не есть доктрина или идеология, это именно состояние общества, оно не формируется какими-то загадочными "властителями умов", а уж скорее наоборот формирует их. Поэтому не следует, как мне кажется, искать здесь какое-то четкое мировоззрение. Мировоззрение как раз есть у, не знаю как назвать, художников (в широком смысле слова, как artists в английском языке) и/или у искусствоведов. Поэтому можно говорить о "мировоззрении" или "идеологии" или "направлении" под названием "постмодернизм", но не об общественном движении постмодерна. Не думаю, что искусство когда-нибудь особенно сильно влияло на жизнь общества и уж точно не сейчас.
    Про модернизм не хочу сейчас говорить, поскольку и так распозаются ответы, но автор и модернизм определяет очень странно. Не могу точно сказать, но по-моему он и в этом случае модернизм в искусстве смешивает с эпохой модерна, как его его понимают в социологии, что совсем забавно, поскольку эти явления разнесены к всему прочему и по времени.
    Но что я уж точно хочу подчеркнуть, так это абсолютную, на мой взгляд, недопустимость смешения пространства произведений искусства и этического пространства. Одно дело член в плену ФСБ и песни на алтаре, а совсем другое - аморфизация этики. Провокации в искусстве подчеркивают этические проблемы, а не снимают их. Собственно, в этом одна из главных задач т.н. "провокативного искусства" - заставить человека сформулировать и критически осмыслить свою этическую позицию. О какой аморфизации этики и вседозволенности может идти речь, если именно акции PR и Войны как раз и привели к более четкому обозначению позиций, т.е. наоборот к их кристаллизации, как выражаются наиболее умные передовики. Это, правда, совершенно не является спецификой именно постмодернистского искусства, но тем не менее.
    Я предполагаю, что атака на этические границы в отечественном искусстве в последнее время связана именно с тем, что для нашего общества вопросы этического самоопределения являются сейчас ключевыми. Собственно, они являются ключевыми где-то с конца 60-х - начала 70х, насколько я могу судить. Т.е. с того момента, как пост-сталинское советское общество в смысле морали окончательно деградировало, а нового ничего так и не появилось. Официальная идеология раньше проповедовала равнение на запад, а сейчас резко повернула и навязывает большой стиль. Причем очень хаотично: тут тебе и великая победа-нас боялась Америка и православие-самодержавие-народность и космос-советская наука-индустриализация и российская империя-наследство Византии-третий Рим, но далеко не всё общество готово принять эти... м-м-м... ценности. Тем более все сразу. Св. влкмч. Сталин часто взрывает мозг даже большим поклонникам империализма. А без ориентиров жить сложно. Вот и ищем, а PR и Война помогают. Именно помогают, а не мешают. Это самое этически ориентированное искусство сейчас.
  • Алекс Савицкий· 2012-05-09 05:44:08
    Спасибо. Очень нужный текст.
  • Ю. Хвойнец· 2012-05-14 16:14:12
    Вообще статья по-моему адресована 15 летним девочкам, нет, конечно похвально, что господин Липовецкий пытается на пальцах объяснить, что же это за слово такое нынче модное, привязав его к явлением современной Российской действительности, но в целом, кому интересно, почитайте Лиотара, Джеймисона, Ильина и мн.др. у них об этом написано намного убедительнее, обстоятельнее и вкуснее.
    Вообще стратегия письма статей на Openspace это отдельная тема, по-моему адекватные люди здесь остались только в разделе искусство, в частности, уважаемая Екатерина Деготь, перед деятельностью которой, действительно снимаешь шляпу; остальные же разделы, по моему мнению, можно назвать, как теория культуры для бедных. Были прекрасные рубрики: Аронсона по кино, Александрова по литературе и еще мн.др., но, видимо, мода меняется. Нужна, что называется, мысль с наскоку.
  • Тимур Тукаев· 2012-06-25 06:51:36
    если немного декорнструировать самого Липовецкого, то можно вот что порсечь: когда он говорит о феминизме, гей-движении и т.п., что все эти вещи какой-то частью интеллигенции отторгаются, он сам явно стоит на стороне этих "вещей". в принципе-то, нет ничего страшного в том, чтобы не соглашаться с феминизмом или гей-движением - это точка зрения и на свою точку зрения есть право у каждого. а он очень тонко это право у людей отбирает. хотя жестокие перегибы в отрицании или несогласии с теми же геяим или феминистками, конечно, недопустимы. короче, Липовецкий ангажированный парнишка с очень развитыми бинарными оппозициями - похлеще определяющими его жизнь, чем жизнь, следуя его логике, якобы абсолютно бинарного пролетариата.
Все новости ›