«Война» создавала новый язык протеста, а не собственно протест.

Оцените материал

Просмотров: 13634

Алек Эпштейн. Тотальная «Война». Арт-активизм эпохи тандемократии

Варвара Бабицкая · 10/04/2012
Группа «Война» стала не просто вехой в истории российского искусства – она сыграла историческую роль, чего всерьез никто не предполагал

Имена:  Алек Эпштейн · Алексей Плуцер-Сарно · Леонид Николаев · Надежда Толоконникова · Олег Воротников · Петр Верзилов

©  Виктория Семыкина

Алек Эпштейн. Тотальная «Война». Арт-активизм эпохи тандемократии
Когда читаешь книжку, посвященную недавним общественно-политическим событиям — особенно книжку умную и увлекательную, какова «Тотальная “Война”» Алека Эпштейна, — довольно важным кажется знать, когда именно она была написана и сдана в печать, иногда, как в данном случае — с точностью до недели. Социолог Алек Д. Эпштейн в предисловии называет своей целью «не культурологический, а прежде всего общественно-политический анализ феномена арт-группы “Война” от ее появления в феврале 2007 года до настоящего времени». Сам автор приводит очевидные резоны, по которым пришла пора написать историю такого молодого, но уже прославившегося на весь мир «первого успешного проекта арт-активизма в России» — громкий арест и преследование активистов группировки Олега Воротникова и Леонида Николаева после акции «Дворцовый переворот» в сентябре 2010 года и присуждение «Войне» в апреле 2011 года государственной премии «Инновация» в области современного искусства, — а также имплицитно приходит в конце к выводу, что арт-проект, в сущности, завершен. Но независимо от этих резонов «настоящее время» оказалось выбрано еще более удачно, чем автор, возможно, предполагал. Фактическое завершение арт-деятельности группы Эпштейн очень убедительно объясняет преимущественно свойствами «Войны» — внутренней логикой ее развития, особенностями репрезентации в массмедиа ее «рупором» Алексеем Плуцером, освещавшем в ЖЖ все акции «Войны» начиная с первой («Ебись за наследника-медвежонка»), наконец, личными качествами участников группы. Между тем в свете общественно-политического движения, которое началось 5 декабря стихийным митингом на Чистопрудном бульваре и так или иначе продолжается по сей день, книга Эпштейна приобретает дополнительное, особенно интересное измерение: оказывается, что «Война» стала не просто вехой в истории российского искусства (знаменующей рождение политического акционизма) — она действительно сыграла историческую роль, чего всерьез никто, кажется, не предполагал.

Ставя эпиграфом к своей книге фразу Дениса Мустафина «Активизм — это подготовка к восстанию, закамуфлированная под искусство», автор, судя по логике его книжки, скорее всего, имел в виду частную историю арт-группы «Война», — сегодня она звучит пророчески для общей истории страны.

Алек Эпштейн — не беспристрастный хроникер акций «Войны» и нигде им не притворяется: с участниками группы его связывали личные отношения — дружбы или антагонизма, он был непосредственным свидетелем или участником многих акций, по ходу повествования он демонстрирует, скажем, сильную антипатию по отношению к Алексею Плуцеру («Плуцер нес пургу»), вовлеченность в конфликты («наблюдать за этой сварой было очень грустно»), скепсис по отношению к самопровозглашенному лидеру «Войны» Олегу Воротникову, большую симпатию по отношению к отколовшейся от нее «Московской фракции» — Петру Верзилову и Надежде Толоконниковой. Но поскольку ему удается при этом сохранять объективность, эта личная вовлеченность становится только преимуществом — автор видит ситуацию изнутри.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Георгий Еремин· 2012-04-10 18:01:55
    Варвара, исправьте, пожалуйста, в конце материала имя издателя.
    Заранее спасибо.
    С уважением,
    ГЕОРГИЙ ЕРЕМИН
    Издатель книги ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА
Все новости ›