Но книга Шона Эллиса – история не Маугли, а Кима.

Оцените материал

Просмотров: 7732

Шон Эллис. Свой среди волков

Павел Гольдин · 12/03/2012
Эта книга – шпионский роман с элементами научного отчета. Эллис рассказывает о своей жизни в роли агента человечества среди волков

Имена:  Шон Эллис

©  Павел Пахомов

Шон Эллис. Свой среди волков
Шон Эллис – «человек-волк». Он много лет живет бок о бок с волками, ему удалось стать членом волчьей стаи и даже создать собственную стаю. Он стал звездой телеканалов National Geographic и Animal Planet, написал пять книг о волках и собаках. И вот теперь в русском переводе вышла третья из них – автобиография.

Мы все что-то читали о волках и людях у Киплинга. Но книга Шона Эллиса – история не Маугли, а Кима. «Свой среди волков» – это шпионский роман с элементами научного отчета. Эллис рассказывает о своей жизни в роли агента человечества среди волков. Наблюдение, сбор информации, разведшкола в национальных парках Британии и США, поиск и наконец – внедрение. Эллис два года прожил в волчьей стае в Скалистых горах – питался сырым мясом, не пользовался человеческой речью. Следующий опыт, менее радикальный, но не менее значимый, был предпринят в контролируемых условиях – в специально построенном вольере. Эллис создал стаю из волков, живших в неволе, а когда появилось новое поколение волчат – воспитал их с первых дней жизни: прожил полтора года в вольере, научил их есть, подавать сигналы, разделывать добычу, определять свой и чужой социальный статус. Резидент человечества воспроизвел волчье общество.

Разумеется, как и положено хорошему разведчику, Эллис ни в чем таком не признается – отрицает свою принадлежность к академическому сообществу, много болтает о пиве и женщинах, философствует, откровенно издеваясь над «природоохранными» воззрениями (вегетарианство-де стирает различия между нами и копытными и превращает нас из охотника в добычу хищника), а собственный жизненный путь объясняет смутными детскими впечатлениями. Но мы, читатели, все правильно понимаем – конечно, ветерану спецподразделений британской армии просто больше нечем заняться, как два года поедать в компании полудюжины волков содержимое чуть-чуть полежавшего оленьего желудка, и никакие разведзадания тут ни при чем.

Эллис очень много говорит о волках (а заодно о собаках, лисах, кроликах и разных других зверях), но нужно понимать, что «Свой среди волков» – это все-таки книга про людей, про отношения человечества с другими животными, про путь «простого парня из народа» в мире науки и масс-медиа и, в конце концов, про человеческое одиночество. Это книга о коммуникации и социуме. У нас нет монополии ни на то, ни на другое. Волкам присущи общество и общение. Мы можем наладить с ними контакт и договориться. Но это будет договор двух хищников, равноправный и лишенный сантиментов. Волк для человека – не друг, не подданный и не игрушка. Мы можем обозначить свою территорию, на которой волку делать нечего, а можем создать совместную стаю – например, завести в доме собаку, которая остается волком даже в шкуре болонки или пекинеса. Но мы не можем применить к этому союзу законы человеческого общества. Объясняться с болонкой – и тем более с волком – нам следует на языке крупных хищников, соразмеряя социальные ранги и ведя себя согласно своему статусу, причем этот статус далеко не всегда соответствует или должен соответствовать пресловутому «альфа-самцу»: последние и у людей, и у волков встречаются куда реже, чем многим хотелось бы думать. А с медведем Эллису так и не удалось договориться (да и одомашнить медведя человечеству не удалось – цирковые не в счет): у нас слишком различен тип социальной организации, для медведя что человек, что волк – не более чем добыча.

«Свой среди волков» подчеркивает свою отчужденность от научных кругов – тезис крайне сомнительный, но неслучайный. Разрыв между «академическим» и «практическим» подходами в зоологии – больная тема не только для «практиков» (хотя чаще об этом вспоминают именно они), но и для «академиков»: один из моих коллег как-то высказался даже о «клептопаразитизме» – «теоретики» живут с того, что таскают научные сведения у «практиков». Не жалует Эллис ни «экологически сознательных» сограждан (см. выше), ни обывателей-скотоводов, живущих с сознанием «хороший волк – мертвый волк»*. Себя Эллис предпочитает называть хищником, охотником. Но скажем честно: охотники обычно не связывают себя такими отношениями с волком – они просто стреляют. Из всего человечества более других Эллису импонируют индейцы – но сами они дистанцируются от него, объясняя, что тот скорее принадлежит миру волков. Человек-волк, иными словами, – по крайней мере, так бы хотел в наших глазах выглядеть автор.

И последнее. Можно усомниться в том, что такой человек в принципе сядет писать книгу о себе. Но тут никакой интриги нет. Книга создана в сотрудничестве с журналистом Пенни Джунор и вышла в ее обработке. Так что все по-честному.

___________________
* Что говорить? У нас на Украине рассказывают, будто некий «защитник природы» предложил в качестве меры регуляции численности волков... кастрировать животных!


Шон Эллис. Свой среди волков. – М.: Corpus, 2012
Перевод с английского А. Тихоновой

 

 

 

 

 

Все новости ›