Если в читателе осталась хоть крупица человеческого – детей и старушек ему крыть нечем.

Оцените материал

Просмотров: 8441

Туре Ренберг. Шарлотта Исабель Хансен

Варвара Бабицкая · 13/01/2012
Иногда перед читателем брезжит надежда, что автор держит фигу в кармане, – но нет, перед нами стопроцентная беллетристика, полагает ВАРВАРА БАБИЦКАЯ

Имена:  Туре Ренберг

©  Евгений Тонконогий

Туре Ренберг. Шарлотта Исабель Хансен
Роман «Шарлотта Исабель Хансен», который в Норвегии был назван самой успешной книгой 2008 года и получил премию книготорговцев Booksellers' Prize, проще всего охарактеризовать как дамский. В том смысле, что в центре его стоит брутальная фигура бритоголового интеллектуала в черном, неуклюже держащего за руку маленькую девочку с розовым рюкзачком в форме яблока — образ, неминуемо вызывающий в читателе женского пола гормональный всплеск. Во время недавнего визита Ренберга на московскую книжную ярмарку Non/fiction интервьюировали его, кажется, только женские издания, и в этих интервью писатель едва ли не оправдывается за свою преимущественно женскую аудиторию. Может показаться, что беллетрист немного комплексует по поводу своего широкого, но непритязательного успеха, если бы мы не знали, что у себя на родине Туре Ренберг увенчан премиями, обласкан критиками, неоднократно экранизирован и продается стотысячными тиражами.

И все же, думаю, внутренний конфликт авторской самоидентификации — между высоколобой прозой и прозой жизни — имел место. Ренберг вышел из него победителем, сделав этот конфликт важной темой своего романа; ему мы обязаны самыми смешными и едкими пассажами в этой довольно слащавой книжке, посвященными социальной критике. Герой по имени Ярле Клепп — подающий надежды аспирант-филолог, который занимается Прустом (символизирующим, с точки зрения common sense, все самое заумное и водянистое в гуманитарном знании), безуспешно мечтает напечатать рецензию в серьезной газете «Моргенбладет» (которая, кстати, в 2004 году назвала Ренберга в числе десяти лучших норвежских писателей), в перерывах пьет и занимается любовью с самой красивой феминисткой университета и наслаждается своей принадлежностью к кругу избранных, когда на него сваливается пренеприятнейшее известие: оказывается, семь лет назад он спьяну зачал дочь, и более того, это неведомое и нежеланное существо вот-вот на целую неделю явится к папе погостить. 6 сентября 1997 года, когда Ярле едет за дочерью в аэропорт, на улицах непривычно пусто: мир скорбит о гибели принцессы Дианы, но герой в своем коконе эгоцентризма не разделяет общего горя, поскольку просто не знает о нем. Однако семилетняя девочка с игрушечным пони в руках и с розовым рюкзачком в форме яблока быстро исправит эту прискорбную ситуацию и выведет Ярле назад к людям, понимает читатель.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Eugene Koshin· 2012-01-15 17:21:32
    Кажется, налицо очевидный баттхёрт автора статьи тире гуманитария. И сразу попытка отмазаться, мол, я-то не такая, а Ярле Клепп - научная посредственность. Видимо, невнимательно вы читали, Варвара. Героя все время все хвалят. А гуманитарные ученые и правда сродни лжецам и священникам.
Все новости ›