Индонезийские рыбаки убивают 48 килограммов разной морской живности, чтобы выловить килограмм креветок.

Оцените материал

Просмотров: 38970

Важные книги Non/fiction и вообще декабря

Станислав Львовский · 30/11/2011
Тринадцать книг, на которые следует обратить пристальное внимание под конец года

Имена:  Александра Борисенко · Бенжамен Лакомб · Виктор Пелевин · Виктор Сонькин · Джонатан Литтелл · Джонатан Сафран Фоер · Иван Ахметьев · Игорь Кон · Катарина Венцль · Николай Звягинцев · Ребекка Стед · Эрик Ларсон

Важные книги Non/fiction и вообще декабря
1.Виктор Пелевин. S.N.U.F.F.
Очередная книга Виктора Пелевина, про которую в очередной раз ничего не понятно. Издатели объясняют, что это-де «роман о глубочайших тайнах женского сердца и высших секретах летного мастерства», и клянутся, что на этот раз действительно роман. В выданном издателями фрагменте (раз, два) все как обычно: религия, медиа, война, политическая сатира, Верховное Существо. Книга поступит в продажу 8 декабря.

Виктор Пелевин. S.N.U.F.F. — М.: ЭКСМО, 2011


2. Джонатан Литтелл. Благоволительницы
Огромный роман 2006 года: Вторая мировая война и Холокост глазами эсэсовца-интеллектуала. Около 1000 страниц очень тяжелого и плотного текста, способного засосать в свою воронку практически любого читателя. «Автор все время шарится туда-сюда, соотносясь с тем, что ему может понадобиться в данный момент, чтобы облачить фактуру данного абзаца психофизическими манипуляциями. Так все эти давние дела как-то и оживают. Абзацы громадные, читатель погружается с макушкой в каждый. А там внутри навязчивая, давящая психофизика — совершенно лишающая его собственных ощущений и возможности рефлексии над предъявленными в том же абзаце фактами», — пишет о «Благоволительницах Андрей Левкин.

Джонатан Литтелл. Благоволительницы. — М.: Ad Marginem Press, 2011
Перевод с французского
И. Мельниковой, под ред. М. Томашевской


3. Катарина Венцль. Московский дневник. 1994—1997
Катарина Венцль — переводчик и лингвист. В ноябре 1994 года она приехала в Москву, где до 1997 года писала диссертацию в ИРЯ. Перед нами очерки нравов московской богемы (и не только), три года, шестьсот страниц. Основное достоинство этой книги не в скандальности, про которую толкует издательство: ну художники, ну пьют, ну падают иногда, потом все равно встают и опять пьют, — чего мы тут не знали, спрашивается? Главное здесь — такая чуть отстраненная, немного торопливая речь в сочетании с очень пристальным взглядом: «В галерее Марата Гельмана на Якиманской набережной проходит прощальная выставка. На стенах — своеобразная стенопись Кошлякова и Шабельникова. В галерее много людей, тесно и душно. На набережной дует холодный ветер, за спиной плещутся серые волны. Дом на набережной в лучах заходящего солнца. Передо мной — брошенный угол, кривые домишки. Развалюхи, двухэтажные руины. Вернувшись на выставку, я на некоторое время застреваю в дверях с Ирой Кулик. Кошляков угощает нас вином в пластмассовых стаканчиках и орешками с ладони». Довольно большой фрагмент был еще в 2005 году опубликован в «Зеркале».

Катарина Венцль. Московский дневник. 1994—1997. — М.: Новое литературное обозрение, 2012


4. Николай Звягинцев. Улица Тассо
Очередная книга одного из самых заметных поэтов своего поколения. «Автор понимает, что в его мире нет ничего настолько прочного, на что можно было бы опереться, поэтому создает опору из того, что может обойтись и без нее. Поэтому у него так много летящего, идущего, растущего («какому ангелу пускается вдогонку», «разогнавшейся полоски растений», «уже не читатель, летающий житель», «бежит по коже соседский запах», «как чиркает крыло по чутким коробам», «мелькает нежность»). Его привлекает то, что находится в движении, постоянно меняется, расходуется. Для Звягинцева важно не собрать, а проговорить, обозначить, назвать — и отпустить. Дать собственные имена событиям, чтобы они стали ближе», — пишет о нем Галина Ермошина.

        О странностях наклона головы
        Художники поспорили на спичках,
        О том, что среди листьев и травы
        Всегда стоит случайная лисичка,


        О том, как любят голуби и львы
        Попасть на туристическое фото,
        Где город объясняется в любви,
        Ведёт свою весёлую охоту.


Николай Звягинцев. Улица Тассо (Предисловие М. Нилина). — М.: Новое литературное обозрение, 2012


5. Бенгт Янгфельдт. Язык есть Бог. Заметки об Иосифе Бродском
Книга шведского слависта, впервые издавшего по-русски переписку Маяковского и Лили Брик; автора книги о Маяковском «Ставка — жизнь. Маяковский и его круг», книги о выдающемся лингвисте Романе Якобсоне, двух книг о шведах в Санкт-Петербурге; наконец, издателя и друга Бродского. «Язык есть Бог» не филологический труд, не биография и не мемуары, но всего понемногу. В приложении — два интервью поэта Янгфельдту и стенограмма дискуссии Бродского с Дереком Уолкоттом о форме в поэзии.

Бенгт Янгфельдт. Язык есть Бог. Заметки об Иосифе Бродском. М.: Corpus, Астрель, 2011
Перевод с шведского А. Нестерова



6. Джонатан Сафран Фоер. Мясо
Автор прекрасного романа «Полная иллюминация» и чуть менее прекрасного «Жутко громко и запредельно близко» написал в 2009 году книгу, которая по-английски называется Eating animals. Это нон-фикшн, причем такой, что не очень понятно, кто его аудитория в России. В «Мясе» Фоер исследует условия содержания и забоя животных (и процессы их ловли), разворачивая перед читателем жутковатую панораму «индустрии смерти»: индонезийские рыбаки убивают 48 килограммов разной морской живности, чтобы выловить килограмм креветок, коров на американских скотобойнях часто разделывают и свежуют живьем, etc. Очень убедительно и страшно. Отрывок можно прочитать здесь.

Джонатан Сафран Фоер. Мясо. М.: ЭКСМО, 2011
Перевод с английского Е. Зайцевой


{-page-}

 


7. Оливия Джадсон. Каждой твари — по паре: Секс ради выживания
Смешная, местами трогательная, но при этом умная и очень познавательная книга о сексе в живой природе. Ну, если быть точным, то не столько о сексе, сколько о размножении. При этом структура ее пародирует книжки по поп-психологии или, можно сказать, полосу с ответами на вопросы читателей в какой-нибудь газете «СПИД-инфо». Вопросы примерно такие: «Дорогая доктор Татьяна, я — морская игуана, и меня буквально шокирует то, как ведет себя наша молодежь. Я то и дело сталкиваюсь с компаниями молодых игуан, которые мастурбируют на меня. Это отвратительно! Уверена, во времена Дарвина они не осмелились бы на нечто подобное. Как заставить их прекратить это безобразие?! (С чувством омерзения с Галапагосских островов)».

Оливия Джадсон. Каждой твари — по паре: Секс ради выживания. — М.: Альпина нон-фикшн, 2012
Перевод с английского Е. Милицкой



8. Только не дворецкий! Золотой век британского детектива
Этот самый золотой век, по словам составителей, начался в 1913 году романом Эдмунда Клерихью Бентли «Последнее дело Трента». Но вообще речь идет не столько о периодизации, сколько о группе — о членах возникшего в 1928 году «Детективного клуба», первым председателем которого был Г.К. Честертон, а среди последующих числятся Дороти Сэйерс и Агата Кристи. Составители вместе со своим переводческим семинаром перелопатили больше трех тысяч текстов. Напомним также, что предыдущая их антология, «Не только Холмс», получила в свое время «Книгу года».

Только не дворецкий! Золотой век британского детектива: антология. Составители А. Борисенко и В. Сонькин. — М.: Corpus, 2011


9. Григорий Бармич. Письма Гриши: фотопоэма
Это странная для российского книгоиздания, но чем-то очень обаятельная книга. Однажды фотограф Алексей Голубцов прошел часть традиционного кочевого маршрута по полуострову Канин (тому самому, из детского стихотворения Маршака: «А я не знал, который Канин, и показал на свой и Ванин»). В пути он подружился с пастухом-оленеводом Григорием, письма которого Голубцову и смонтированы в этом альбоме с фотографиями. Письма примерно такие: «В искусстве объединяет одно слово, без которого никак не обойтись, это — “чувствовать”. Дни в декабре короткие. Все в палатке сидим и плюс полная тишина и спокойствие. Когда не спится, то беру радиоприемник, настраиваю на волну и слушаю индийскую музыку. Когда поет индийская девушка, я голос сравниваю так: солнце играет с озером, или как ручей бежит по камням и солнце светит, как бы на мелкой глубине отражаются светлые небольшие линии. Трудно описать то чувство, когда слушаешь индийскую музыку, она сильно отличается от всех. Когда я эту музыку слушаю, у меня работа хорошо идет». Автор книгу, к сожалению, не увидит: в середине августа этого года Григорий Бармич скончался из-за тяжелых повреждений головного мозга, полученных им в уличной драке.

Григорий Бармич. Письма Гриши: фотопоэма (фотографии Алексея Голубцова). — М.: Paulsen, 2012


10. Игорь Кон. Бить или не бить?
Последняя книга социолога Игоря Кона, написанная им незадолго до смерти. Кон пишет об истории, антропологии и психологии телесных наказаний применительно к детям, пытаясь ответить на вопрос о том, каков социальный смысл таких практик и почему они вышли в последние десятилетия из моды. Кон всегда являл собой пример редкого здравомыслия, научной добросовестности и честности. Его очень не хватает — но есть новая книга, вот она.


Игорь Кон. Бить или не бить? — М.: Время, 2012


11. Иван Ахметьев. Ничего обойдется
Это первая за долгое время новая книга прекрасного поэта Ивана Ахметьева, вышедшая во «взрослой» серии издательства «Самокат» Vers libre, в которой ранее уже выходили книги Дмитрия Авалиани и Германа Лукомникова. Я уже цитировал два стихотворения в «Гиде», но удержаться невозможно, вот еще одно: «боязнь затеряться в россии / все летят как мотыльки на огонь / в Москву / в провинции — тысячелетнее прозябание / сквозники-дмухановские / бесцельность всего / никакой истории / одна география / умирают /на подступах к бульварному кольцу…».

Иван Ахметьев. Ничего обойдется. — М.: Самокат, 2011


12. Ребекка Стед. Когда мы встретимся
Фантастический роман для подростков о путешествиях во времени, дружбе и способности делать собственный выбор. Действие происходит в Нью-Йорке в 1979 году. Книга получила премию Ньюбери, была номинирована на премию Андре Нортон, вошла в список лучших детских книг 2009 года Publishers Weekly и в течение 16 недель находилась в списке бестселлеров New York Times.

Ребекка Стед. Когда мы встретимся. — М.: Розовый жираф, 2011
Перевод с английского Е. Канищевой



13. Бенжамен Лакомб. Мелодия любви
Алехандро живет в небольшом городке, где все работают на одной и той же фабрике. Он готовится провести жизнь так же, как его родители, — но в город приезжает бродячий цирк. Алехандро влюбляется в цыганку-танцовщицу Элену, которая обещает поцеловать его, если он напишет для нее песню. Лакомб не слишком глянцевый иллюстратор, поэтому среди героев книги есть, например, мальчик с волчьей пастью и сиамские близнецы, — но в целом это нежная и довольно волшебная книга.


Бенжамен Лакомб. Мелодия любви. — М.: Махаон, 2011
Перевод с испанского О. Пановой

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Irina Arechvo· 2011-12-01 01:22:11
    Какое претенциозное и глупое название книги Бенгта Янгфельдта! Мало того, что сам лозунг о языке как Боге на грани интеллектуального китча, так ещё и вынесен на обложку. Смешно. Наверное, всё это делается в угоду рынку и поклонникам Бродского, когда-то сказавшего не самые умные мысли о языке как об орудии поэта. Теперь выясняется, что одного орудия уже мало, потребовалось нечто более высокое.
  • Szergej Szavoszkin· 2011-12-01 14:16:33
    "Язык есть Бог" -- всего лишь высказывание Бродского. Книжка для тех, кто в курсе.
  • Дмитрий Постоялко· 2011-12-04 15:20:11
    Ого! Лителла всё-таки издали. Отличная новость.
Читать все комментарии ›
Все новости ›