Вы, индейцы, всегда именовали каждый свое племя «настоящими людьми», а другие племена не считали принадлежащими роду человеческому.

Оцените материал

Просмотров: 9716

Дэн Симмонс. Черные Холмы

Мария Галина · 07/11/2011
Это очень американский роман. Протестантское рацио берет верх над сюжетом: веди себя хорошо ‒ и будешь вознагражден

Имена:  Дэн Симмонс

©  Тимофей Яржомбек

Дэн Симмонс. Черные Холмы
После мрачного великолепия «Террора» и нарастающего безумия «Друда» новый (2010) роман Дэна Симмонса у нас восприняли скорее настороженно. Тому есть причины. «Террор» — роман о беспомощности представителей рациональной культуры в столкновении с духами дикой природы и тьмой собственной души. «Друд» повествует о том же мраке, кроющемся в душе каждого цивилизованного человека, и уже нет надобности в каких-то сверхъестественных внешних силах, чтобы вытащить его наружу. И «Друд», и «Террор», в сущности, очень европейские романы. И даже не потому, что герои их англичане. Скорее потому, что оба они восходят к европейскому литературному мифу, который — от «Доктора Джекила и мистера Хайда» до «Повелителя мух» — повествует о том хаосе, куда с легкостью, только чуть подтолкни, обрушивается любая социальная единица, будь то замкнутое сообщество или отдельный человек. «Черные холмы» лежат совсем в другой области литературной карты.

История индейского мальчика по имени Паха Сапа (Черные Холмы), начавшаяся в индейских войнах Южной Дакоты в 70-е годы XIX века, — это очень американская история. И вовсе не потому, что Симмонс, вообще склонный обращаться к экзотическим мифологиям и историческим штудиям, довольно подробно воссоздал скудную, немирную и малоприятную на цивилизованный взгляд, но очень-очень романтичную жизнь воинственных и жестоких «вольных людей природы». И не потому, что романтизирует своего Паха Сапу, дарит ему сверхчувственное восприятие, мудрость, смирение, выносливость, целомудрие, выдержку и похвальную трезвость, а заодно и лексику университетского профессора, большую любовь и мотоцикл «Харлей-Дэвидсон».

Дело в другом.

Итак… Мальчик Паха Сапа (названный так потому, что, когда он должен был появиться на свет, Черные Холмы, священное место его народа, пришли в видениях сразу трем мудрым людям его племени) не собирался стать воином, не совершал набегов, не носил оружия и не вступал в схватки с бледнолицыми. Не такой уж позор, поскольку ему, визионеру и воспитаннику шамана, предстояло стать шаманом. Однако в пылу схватки воинов его племени с «синими мундирами» у Литл-Биг-Хорна он, поддавшись горячке боя, хотя и безоружный, совершает «деяние славы»: прикасается к врагу, к мертвому генералу Кастеру, и дух генерала (Длинного Волоса) переходит в него. С этим духом внутри — болтающим на сперва незнакомом, а потом, годы спустя, уже знакомом английском языке — мальчик Паха Сапа покидает племя, проходит обрядовую инициацию в Черных Холмах, встречает там странного человека (или нечеловека), знающего прошлое и будущее. Впрочем, и сам Паха Сапа способен, прикоснувшись к людям, «видеть» их прошлое и будущее и страшится и избегает этого дара.

Затем он обретает знание о том, что Черные Холмы есть средоточие силы его народа, и видит четверых страшных каменных гигантов-вазичу («пожирателей жирных кусков» — так народ Паха Сапы называет бледнолицых), вылупившихся из скалы и топчущих и пожирающих все живое на своем пути по прериям. Видение явно дано Паха Сапе, чтобы остановить «пожирателей жирных кусков» или хотя бы отомстить им за то, что они сделали с его народом (Сидящий Бык и Шальной Конь, соплеменники Паха Сапы, — реальные вожди индейских войн). Шестьдесят лет спустя мы видим еще выносливого и крепкого Паха Сапу с запертым внутри его духом истребителя индейцев Армстронга Кастера под началом у скульптора Борглума. Паха Сапа работает подрывником на горе Рашмор; он участвует в знаменитом амбициозном проекте и намерен, как и ожидает проницательный читатель, взорвать в момент торжественного открытия памятника выступающие из скалы головы президентов — «каменных гигантов», отомстив тем самым за свой народ и оправдав открывшееся ему видение. Не ругайте за спойлер: о коварных намерениях Паха Сапы мы узнаем уже во второй главе. А поскольку гора Рашмор и мегалитические гиганты до сих пор на месте, то опять же не будет спойлером, если я сообщу читателю финал этой истории: Паха Сапа президентов не взорвал. Передумал.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›