Магическое радио Жана Кокто продолжает свое вещание.

Оцените материал

Просмотров: 8244

Поэзия сотворчества

31/10/2011
О поэзии МИХАИЛА ЕРЕМИНА говорят Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Олег Юрьев, Александр Скидан и другие

Имена:  Михаил Еремин

©  Николай Симоновский

Михаил Еремин

Михаил Еремин

Этот небольшой опрос имеет сугубо прагматическую цель. Мы хотим привлечь дополнительное внимание к поэтическому вечеру в поддержку Михаила Еремина, который пройдет завтра, 1 ноября, в Санкт-Петербурге на набережной Фонтанки, 15, в магазине «Порядок слов»; начало в 19:00. Со стихами выступят Сергей Стратановский, Владимир Эрль, Аркадий Драгомощенко, Светлана Иванова, Николай Кононов, Валерий Шубинский, Игорь Булатовский  и Александр Скидан. На вечере будет организован сбор средств для зачисления на счет Михаила Еремина, который нуждается в дорогостоящем лечении. Если вы не можете прийти на вечер, но хотите помочь Михаилу Еремину, деньги можно перечислить на один из двух счетов — для переводов в рублях или в валюте (предпочтительнее).


Сергей ГАНДЛЕВСКИЙ
За долгую жизнь Михаил Еремин так пропитался собственной поэзией, что и в личном общении оставляет впечатление лирического стихотворения: те же искушенность и простота, мужество и незащищенность, подростковая непосредственность в сочетании со зрелой мыслью. Я очень рад, что у нас с ним добрые отношения.


Михаил АЙЗЕНБЕРГ
В случае Михаила Еремина можно говорить о свойстве поэтического текста, нуждающемся в особом определении. О способности стихов становиться формой познающего, почти исследовательского сознания. Это не зашифрованное, а частично расшифрованное сообщение, полученное из самых разных источников: от корневой системы языков до корневой системы растений. При этом язык Еремина как будто перенимает свойства своих информаторов и сам становится биоорганической смысловой структурой.


Александр СКИДАН
Михаил Еремин — образец «литературного поведения». Никакой суетности, никакого заискивания перед читателем, и в то же время абсолютно никакого высокомерия или, напротив, уязвленного чувства недооцененности. Воплощенное достоинство. И стоическая верность однажды выбранной (или избравшей его) «натурфилософской» поэтике, в которой парадоксальным образом соединились строжайший минимализм и сложнейшая барочная метафоричность.

Мир (natura naturans) в этой поэтике разворачивается как книга, которая взыскует ученого знания-прочтения, потому что мир без такого знания не завершен. Мир и книга не совпадают, но взаимопритягиваются, как один «недоразвиток» из восьмистиший Мандельштама — к другому (natura naturata).

Считается, что ученая поэзия осталась в прошлом, а нынешняя должна быть глуповата и в рифму. Михаил Еремин доказывает, что может быть и иначе.
Ему очень подходит стихотворение Паунда Paracelsus in Excelsis, вот оно (в великолепном переводе Ольги Седаковой):

        Уже не человек, зачем я буду
        Прикидываться сей эфемеридой?
        Людей я знал, и как. Никто из них
        Еще не сделался свободной сутью.
        Не стал простой стихией — так, как я.
        Вот зеркало исходит паром: вижу.
        Внимание! Мир формы отменен
        И очевидный вихрь смыл предметы.
        И мы уже вне формы восстаем —
        Флюиды, силы, бывшие людьми,
        Подобно изваяньям, в чьи подножья
        Колотится безумная река,
        И в нас одних стихия тишины
.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›