Чтобы не отравиться, нужно было надышать какой-то воздух, отличный по составу от советского – серого от пыли, в которую были перетерты несколько поколений.

Оцените материал

Просмотров: 17591

«Часы» свободы

Михаил Айзенберг, Сергей Магид · 13/10/2011
Одному из главных неофициальных журналов СССР «Часы» – 35 лет. О «Часах» и феномене самиздата вспоминают МИХАИЛ АЙЗЕНБЕРГ и СЕРГЕЙ МАГИД

Имена:  Борис Иванов · Борис Останин · Сергей Хренов

©  Из архива журнала «Часы»

Указатель содержания журнала «Часы» 1976-1990

Указатель содержания журнала «Часы» 1976-1990

Одному из главных неофициальных журналов в СССР — «Часы» — исполнилось 35 лет. Он был основан в Ленинграде писателями Борисом Ивановым и Борисом Останиным и просуществовал фактически почти до распада СССР (всего вышло 80 номеров) — срок, беспрецедентный для подпольного издания. На страницах «Часов» были впервые опубликованы тексты, ставшие позднее классикой новейшей русской литературы — проза и стихи Елены Шварц, Ольги Седаковой, Виктора Кривулина, Евгения Харитонова, Д.А. Пригова, Бориса Кудрякова, Сергея Стратановского, Сергея Гандлевского и др. На днях в петербургском Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме прошел вечер, посвященный юбилею «Часов». OPENSPACE.RU публикует (с небольшими сокращениями) присланные специально к этому вечеру из Москвы и Праги тексты МИХАИЛА АЙЗЕНБЕРГА и СЕРГЕЯ МАГИДА.


Самиздат от 1960-х к 1970-м

Михаил АЙЗЕНБЕРГ

Мне кажется, что самиздат некорректно (и непродуктивно) рассматривать как только литературный (или паралитературный) феномен — вне комплекса общественных умонастроений и социокультурных мутаций.

©  Из архива журнала «Часы»

Указатель содержания журнала «Часы» 1976-1990

Указатель содержания журнала «Часы» 1976-1990

Самиздат одновременно создается и создает: создает среду читателей-изготовителей, формируя ее как (микро)социальную общность. Этот процесс можно рассматривать как новый (для советского времени) опыт деления общественного монолита сначала на кланы, потом и на страты.

Интересно, что такое разделение началось именно с художественного инакомыслия — то есть, по существу, с инако-чувствия. С расхождений, которые Андрей Синявский остроумно назвал «чисто стилистическими». Остроумно, но, на мой взгляд, неточно: они скорее антропологические. Следующим шагом были расхождения идеологические, а там и социальные.

Система самиздата/андеграунда была, конечно, достаточно замкнута, но эта замкнутость имела особый характер и смысл. Она (система) была замкнута не как камера, а как электрическая цепь. Внутри ее — именно благодаря замкнутости — происходило постоянное движение тока.

Нормальная литературная ситуация напоминает систему энергообмена. Видимо, этим мы полуосознанно и занимались: пытались создать нормальную литературную ситуацию (и не только литературную). Любая — пусть и чужая — удача что-то раздвигала в твоем пространстве, что-то определяла и помогала жить. Художественная удача становилась общественным событием.

Неслучайно такое высказывание Ильи Кабакова: «Быть на обсуждении стихов, слушать какие-то чтения означало быть в центре реальных событий, в самой точке становления бытия». Я бы выделил курсивом одно слово — «реальных». Наши собрания воспринимались такими островками реальности в море мнимости.

Чтобы не отравиться, нужно было надышать какой-то воздух, отличный по природе, по составу от советского — серого от пыли, в которую были перетерты несколько поколений. Нужно было так перестроить свой организм, чтобы самому и вырабатывать необходимый тебе кислород. То есть стать своего рода растением.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Karine Arutyunova· 2011-10-13 18:18:20
    поздравления юбилярам!
  • ayktm· 2011-10-14 15:04:45
    где бы полное содержание посмотреть?
  • Глеб Морев· 2011-10-14 16:31:53
    Насколько я знаю, Содержание будет опубликовано и выложено в сети в ближайшее время. Том уже оцифрован.
Читать все комментарии ›
Все новости ›