Пессимизм с романтическим лицом и, как ни странно, с надеждой на лучшее.

Оцените материал

Просмотров: 11095

Мишель Уэльбек. Человечество, стадия 2

Татьяна Григорьева · 12/10/2011
Под маской холодного циничного интеллектуала и порнографа скрывается тонкая романтическая и в чем-то даже консервативная натура

Имена:  Мишель Уэльбек

©  Виктория Семыкина

Мишель Уэльбек. Человечество, стадия 2
​«Человечество, стадия 2» — второй авторский сборник эссе и других нехудожественных текстов Мишеля Уэльбека, выходящий на русском языке. Первый — «Мир как супермаркет» — вышел в 2004 году в издательстве Ad Marginem на пике популярности писателя в России. Значит ли это, что если тогда статьи Уэльбека годились для издательства, специализирующегося на бунтарях и альтернативной культуре, то к 2011 году его философия вполне годится для более широкого читателя, на которого ориентируется «Иностранка», раньше охотно печатавшая его романы, а сам Уэльбек окончательно закрепился в статусе современного классика французской литературы?

Если верить самому Уэльбеку, разграничение на беллетристику и нон-фикшн не имеет для него существенного значения. И он честно заявляет в предисловии, что для романа в принципе годится любой материал: «Теоретические размышления кажутся мне вполне достойным материалом для романа, не хуже любого другого, и даже лучше многих других. То же самое относится и к дискуссиям, и к интервью, и к диспутам… И с еще большей очевидностью — к литературной, художественной или музыкальной критике. Вообще говоря, все это должно было бы стать той единственной книгой, которую мы писали бы до смертного часа».

Собственно содержание сборника и составляют интервью, художественная и литературная критика, предисловия к книгам и даже одна словарная статья в энциклопедии рок-музыки. Тексты расположены в хронологической последовательности: от уже известного эссе «Жак Превер — мудак» (1992) — эдакой суммы против оптимизма, обильно уснащенной руганью в адрес поэтического реализма и Превера лично (кстати, в предыдущей редакции перевода название статьи звучало более миролюбиво, и Превер был назван всего лишь идиотом), до «Срезов почты» (2008), в котором такой же беспощадной критике подвергается Роб-Грийе и его писательский метод, остроумно сравниваемый Уэльбеком с методом наблюдения за срезом почвы в агрономии. Вообще, одна из главных особенностей Уэльбека-философа и морализатора — это склонность использовать свои познания в области математики и технических наук для создания более определенной и значительной картины происходящего с нашим миром. А стремление к обобщению позволяет использовать любой повод, будь то творчество какого-либо писателя, фильм («“Мираж”. Фильм Жан-Клода Гиге»), биография музыканта («Нил Янг»), конкретное судебное разбирательство («К вопросу о педофилии») или введение единой европейской валюты («Город Кале, департамент Па-де-Кале»). Таким образом, для автора (а значит, как он, очевидно, рассчитывает, и для читателя) тексты не теряют актуальности, будь написаны они в начале 1990-х или в конце 2000-х, представляют ли собой рассуждение об архитектуре как виде искусства или заметку о фильме. Ведь главное в них — это не повод, а мысли по поводу, отчасти знакомые нам по его романам и стихам.

Разница заключается в том, что здесь Уэльбек не скован беллетристическими условностями. Его размышления выдержаны в жанре прямого профетического высказывания, вообще свойственного философам, пишущим свою главную книгу — будь то манифест, то есть первое и яркое изложение учения, или многотомное описание принципов. Не отвлекаясь на сюжет, но прибегая тем не менее к гиперболе художественного высказывания, Уэльбек рисует мрачную картину. Это, однако, пессимизм с романтическим лицом и, как ни странно, с надеждой на лучшее.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›