Мы и есть совесть – мы же писатели.

Оцените материал

Просмотров: 16454

Вторая по успешности отрасль

Мартын Ганин · 29/09/2011
МАРТЫН ГАНИН разделил реплики писателей и издателей из стенограммы вчерашней встречи с Владимиром Путиным на констатирующие и «конструктивные» и снабдил подборку комментарием

Имена:  Андрей Баконин · Дарья Донцова · Захар Прилепин · Михаил Веллер · Павел Санаев · Роман Злотников · Сергей Минаев · Татьяна Устинова

©  Алексей Никольский / РИА Новости

Владимир Путин и писатели на заседании VII съезда Российского книжного союза

Владимир Путин и писатели на заседании VII съезда Российского книжного союза

​Встреча писателей или других деятелей культуры с президентом или премьер-министром страны — особый жанр. Единственный смысл этого для самого руководства состоит в том, чтобы продемонстрировать населению оных писателей и деятелей лояльность, — что бы там премьер-министр ни говорил о том, что-де перед выборами такие встречи ему не нужны. В чем смысл этих встреч для писателей и деятелей, я не понимаю и, боюсь, не пойму. То есть вот Захар Прилепин спросил про Геннадия Тимченко. Это для него, наверное, хорошо, продемонстрировал всем свою непримиримую позицию по отношению к нынешнему политическому режиму, молодец. Руководству — еще лучше. Теперь все знают, что оно не боится нелицеприятного разговора с популярным писателем. Еще как-нибудь пригласят Прилепина на встречу, я думаю. Он полезный.

Но в жесте Прилепина есть хоть какой-то смысл. Роман Злотников — тоже понятно, это случай чисто верноподданнического восторга: денег не давайте, те, что есть, заберите, а мы вам через 15 лет воспитаем к новым выборам (каким выборам?) поколение верных путинцев. Санаева, предположим, беспокоят курительные смеси, бывает.

А остальные-то что? Д. Донцова на встречу пришла зачем? Укорять В. Путина за то, что он ее книги назвал «легким чтивом»? Ай-ай-ай, действительно. А О. Новиков? Видимо, ему было жизненно важно сообщить тому же В. Путину, что отрасль в поддержке не нуждается. Андрей Баконин не нашел в Российской Федерации танк, из Европы пришлось везти — ужасно, ужасно. М. Веллер озабочен судьбой Гнесинского училища или так пришел, лишний раз попенять Солженицыну и Бродскому, что они Советский Союз развалили? А Т. Устинова? Сказать спасибо за отсутствие цензуры? «Век не забудем, барин, такой милости».

После того как неэффективный, по признанию премьер-министра, ГНК попросил 15 миллиардов рублей на возобновление посевов конопли, в принципе, можно было бы ничему уже и не удивляться, конечно. Но русский писатель он всегда найдет, чем поразить своего читателя, то есть меня, в самое сердце. То ли тем, что писатели в России — самые важные люди после нефтяников. А то ли брякнет: «Мы и есть совесть, мы же писатели». В общем, чем удивить, у них есть. А патриотизм они «потом напишут». Когда пиратов в интернете искоренят.

Полный текст, кому интересно, здесь.


Писатели констатируют

Михаил ВЕЛЛЕР
— Нынешняя русская литература является по успешности второй отраслью после сырьедобывающей и сырьеэкспортирующей;

— литература — и коммерческая, и элитарная, и традиционная, и постмодернистская (элита) — находится на уровне высоком, какой лично я со времен классики, со времен 1917 года не готов даже и вспомнить;

— есть такой основополагающий вопрос, он 15 лет назад поставлен перед политтехнологами, всеми творцами, писателями: в первую очередь сформулируйте национальную идею. Он пока открыт;

— никто не повлиял на создание негативного образа Советского Союза в последний период его существования, как высланный Солженицын и фактически высланный Бродский;

— главным агентом американского влияния в Советском Союзе был, видимо, Джек Лондон:

— товарищ Сталин — человек мудрый и политик сильный — прекрасно понимал, как надо использовать литературу.

Захар ПРИЛЕПИН
— Безусловно, русская литература является конкурентоспособной и литераторы со своими текстами, наряду с теми людьми, которые продают нефть, являются одной из самых важных страт в России.

Роман ЗЛОТНИКОВ
— Мы никак не можем Вам помочь на ближайших выборах, которые состоятся сейчас, но, например, через пять лет, может быть, и можем, через десять — совершенно точно, мы можем помочь и через пятнадцать лет.

Андрей БАКОНИН
— Сын у меня спрашивает о войне, и я хотел купить советский танк, ну, с красной звездой и так далее. Я его нигде не нашел. Вот это мне привез приятель из Франции, из Ниццы. Тут написано по-русски: «Бей фашистскую гадину», а сделан он китайцами. <…> И то же самое в литературе на самом деле — такая же примерно ситуация с патриотической литературой.

Дарья ДОНЦОВА
— Владимир Владимирович, я Вас видела за штурвалом, в подлодке, с винтовкой, с удочкой, я Вас ни разу не видела на открытии книжного магазина, никогда;

— фиг бы с нами, с писателями, с девушками: мы пообижаемся и перестанем. Но, говоря так («легкое чтиво». — М.Г.) про нас, Вы говорите таким образом про людей, которые нас читают. У Александры Марининой миллион двести тираж в месяц, у Татьяны Устиновой примерно столько же, у меня столько же, сколько у Лукьяненко с Минаевым — не знаю, предполагаю, что не меньше. Это огромное количество народа, который нас читает. Знаете, начнет с Донцовой, потом перейдет к Пушкину;

— в книгах Марининой очень часто герои читают русскую классику. <…> И у Устиновой читают русскую классику. Кто читал нас, знает про классику.

А.М. КОНДАКОВ (генеральный директор издательства «Просвещение»)
— Фильм «Школа», извините, это преступление за государственные деньги;

— на сегодняшний день мы, к сожалению, лишились реально действующих союзов писателей.

Олег НОВИКОВ (генеральный директор издательства «ЭКСМО»)
— Сегодня интернет-пиратство является глобальной угрозой для рынка. Завтра здесь присутствующие не будут писать, потому что не будут на этом зарабатывать.

Сергей МИНАЕВ
— Я не думаю, что среди нас есть Микеланджело, вы уж меня простите;

— бандиты по сравнению с чиновниками среднего звена — никто.

Татьяна УСТИНОВА
— Я за свободу с чистой совестью, за то, чтобы поменяли программу чтения, систематизацию чтения. И еще за то, чтобы была какая-то телевизионная поддержка чтения;

— мы и есть совесть — мы же писатели.

Павел САНАЕВ
— Все говорят — интернет держать, но в интернете в открытом доступе набираешь «легальные смеси», и десять сайтов совершенно свободных, с доставкой на дом тяжелых наркотиков, которые делают людей идиотами. <…> Там не героин, там это все сделано в виде корма для рыбок.


Писатели предлагают

Михаил ВЕЛЛЕР
— Нельзя же вырывать Гнесинское училище. Лучше бы вместо этого создали что-то другое.

Захар ПРИЛЕПИН
— Если эти 4 миллиарда долларов («пропавших» в «Транснефти». — М.Г.) запустить в книжную сферу, то мы сами просто свои книги разнесем по всей России за эти деньги и обеспечим книгораспространение.

Роман ЗЛОТНИКОВ
— Я предлагаю Вам перестать раздавать всем сестрам по серьгам. <…> У нас есть программа поддержки чтения, у нас есть программа поддержки региональных театров, у нас есть программа поддержки библиотек, у нас есть программа поддержки того, сего, пятого, десятого. <…> Я считаю, что это опять же бесполезная трата средств;

— надо понять, что литература — это инструмент, что библиотеки — это инструмент, что театры — это инструмент.

Андрей БАКОНИН
— Очень хотелось бы, чтобы руководители страны и чиновники часто говорили, что они читают из современной российской литературы, и говорили бы об этом своим подчиненным, потому что очень часто это воспринимается как руководство к действию.

Олег НОВИКОВ (генеральный директор издательства «ЭКСМО»)
— Пусть дадут работать и пусть не вмешиваются. Как только хотят помогать, получается только хуже.

Дарья ДОНЦОВА
— Вы помогите нашим издателям.

А.М. КОНДАКОВ (генеральный директор издательства «Просвещение»)
— Государство должно абсолютно адресно поддерживать тех писателей, те театры, то кино, которые способствуют формированию в населении, особенно в подрастающем поколении, системы нравственных ценностей, патриотизма, семейных ценностей и так далее, которые способствуют, соответствуют букве и духу Конституции Российской Федерации.

Сергей МИНАЕВ
— Владимир Владимирович, последний момент, насчет героев нашего времени. Знаете, у нас везде есть честные люди — это несомненно, и этот пессимизм о том, что у нас все воры и жулики, это надо исключить, потому что действительно честные люди есть;

— людей нужно жестко карать, потому что писатели проживут, а вот то, что мы для них будем писать, мы не можем придумать. Мы должны писать то, что мы видим. И в этом случае эта реакция государства важна, мне так кажется. А патриотизм мы потом напишем.

Татьяна УСТИНОВА
— Вот эта страшная вся история цензурная как-то обходит нас стороной. И мне, как пишущему человеку, и мы действительно все рефлексирующие, мы действительно все сумасшедшие, и мы действительно такие все немножко с содранной кожей, какие бы мы ни были коммерчески успешные… Мне бы очень хотелось, чтобы так оставалось и дальше, и всегда, чтобы мы были свободны в том, что мы делаем;

— нужно менять систему чтения в школе, ребята. И это может сделать только правительство Российской Федерации, больше никто, никто из нас не сможет. Именно систему, не регулярность, не качество, а систему, потому что родители решительно не знают, что посоветовать своим подрастающим 14-летним детям. Если только они не методисты, ну, в смысле — учителя, а мы все-таки не методисты. Я инженер, мы не методисты, не учителя и вам посоветовать ничего не можем. Система должна быть школьного чтения.

Павел САНАЕВ
— Можно это (Госнаркоконтроль. — М.Г.) сделать как-то эффективным? Если они не могут это отследить, то что говорить про отслеживание пиратских текстов в интернете?

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:23

  • Ilya Arosov· 2011-09-29 20:31:37
    ПЦ совершенно адский
  • Olzhas Kozhahmet· 2011-09-29 22:11:10
    Донцова - больная на всю голову. Надо же ляпнуть такое! Кто вообще сказал ей и ее подругам-курицам что они писательницы?
  • vlad_dolohov· 2011-09-29 23:53:26
    Как кто? Рынок.
Читать все комментарии ›
Все новости ›