Вещам настолько не хватает своего собственного значения, что они готовы слипнуться друг с другом.

Оцените материал

Просмотров: 7973

Анатолий Гаврилов. Вопль впередсмотрящего

Кирилл Корчагин · 15/09/2011
В отличие от многих других Гаврилов готов непосредственно предъявить читателю заведомую неполноту изображаемого мира

Имена:  Анатолий Гаврилов

©  Тимофей Яржомбек

Анатолий Гаврилов. Вопль впередсмотрящего
Разговор о писателе Гаврилове неизбежно связан с обсуждением его литературной маргинальности, особой окраинности (но не провинциальности) художественного сознания. Действительно, все эти характеристики неизбежны: слишком отдельное положение занимает писатель в текущей словесности, причем эта отдельность настолько бросается в глаза, что толстожурнальной критике даже потребовалось вспомнить о несколько вульгарном противопоставлении коммерческого мейнстрима и экспериментальной литературы, чтобы как-то оправдать долгое существование Гаврилова вне постсоветских литературных институций. Самое интересное в этом, конечно, то, что проза Гаврилова дошла до более-менее массового читателя в ореоле возвращенной классики, с которой уже нельзя не считаться, но как именно считаться – пока не вполне понятно.

Тем не менее вышедшая примерно год назад «Берлинская флейта» позволила более взвешенно оценить место писателя в современном литературном космосе: так, в качестве непосредственного предшественника Гаврилова общественность согласилась видеть Леонида Добычина (времен «Города Эн»), а в качестве продолжателей – таких писателей, как Дмитрий Данилов и Олег Зоберн (хотя, конечно, не только их). Однако в прозе Гаврилова все равно остается некая загадка, не дающая успокоиться и остановиться на уровне литературных генеалогий или общих построений, которые, отдадим им должное, часто оказываются достаточны, чтобы воспринять тот или иной феномен.

Неустранимый остаток, превращающий прозу Гаврилова в своего рода «роман без ключа», налицо и в «Вопле впередсмотрящего» — книге и ее заглавной повести. Кроме этой пространной повести в издание включено несколько рассказов, в которых не видно, надо сказать, разнообразия манер и методов, характерных для рассказов из предыдущей книги, и которые потому воспринимаются как своего рода единый текст. Конечно, хочется увидеть в рассказах следы некоторого изменения манеры, но едва ли такое в данном случае возможно. Перед нами, можно сказать, хрестоматийный Гаврилов, и без набившего оскомину упоминания «телеграфного стиля» здесь обойтись сложно: слишком очевидно прерывистое дыхание этой прозы, кстати говоря, на сей раз подчеркнутое типографским способом — интервалы между абзацами увеличены, и страницы книги оттого, кажется, содержат слишком много белого пространства, тех самых пустот, что так характерны для разворачивающейся на них коммуникативной драмы.

Здесь может пойти в ход почти любая случайная цитата: «Впервые летел самолетом в седьмом классе. Был в гостях у тетушки в Донецке, и она взяла мне билет на самолет, пассажиров было только трое, и все 45 минут полета мужчина и женщина безотрывно целовались, а я старательно смотрел в иллюминатор». Это, конечно, исчерпывающая характеристика героя Гаврилова – коммуникация не то чтобы невозможна (как пишет, в частности, Игорь Гулин), но она совершается где-то на соседних сиденьях, вполне успешно, но не затрагивая героя, его друзей и знакомых (фрагментирование мира при помощи приятельских отношений тоже характерная черта modus vivendi героев Гаврилова).

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • ninasadur· 2011-09-16 18:31:05
    Очень хорошая статья. Точно уловлена суть писательства Анатолия Гаврилова.
    Даже удивительно для Опенспейса, вполне так самодеятельного журнала.
  • pockemon· 2011-09-16 21:12:05
    ninasadur
    Позвольте полюбопытствовать, а чего это вы Иванову "отпустили"? за Гальегу то?)))
  • ninasadur· 2011-09-16 21:33:18
    pockemon

    А мы помирились. Она мне премию даёт (миллион руб, чтоб я отстала) и печатать будет!!!
Читать все комментарии ›
Все новости ›