Почему вдруг маленьким детям перестал быть нужен увлекательный сюжет и смешные шутки – непонятно.

Оцените материал

Просмотров: 16776

Эдуард Успенский. История про Гевейчика, гуттаперчевого мальчика

Мария Скаф · 14/09/2011
Написав несмешную, вторичную и фальшивую книгу, самый знаменитый детский писатель страны поставил нас всех в неловкое положение

Имена:  Эдуард Успенский

©  Евгений Тонконогий

 

 

Успенский всех нас поставил в крайне неловкое положение. С одной стороны, во всеуслышание заявлять, что «наше всё» (а создатель Чебурашки, «Простоквашина» и гарантийных человечков, безусловно, «наше всё») оплошало и написало плохую книгу, — занятие крайне неблагодарное. Дело, конечно, не в излишнем пиетете, а в том, что всякий рецензент, дерзнувший написать такое, рискует скатиться в нездоровый, некрасивый эпатаж (хотя, разумеется, это в чистом виде продолжение разговора о целесообразности отрицательных рецензий вообще). С другой стороны, шум, поднятый вокруг «Истории про Гевейчика», не позволяет нам смущенно отвести глаза, хоть именно это — первая, естественная и вернейшая реакция. Перед нами как раз тот случай, когда просто необходимо заняться «развенчанием».

Книга про Гевейчика — мальчика, сделанного из сока дерева гевеи, — получилась какая-то мутная. По словам автора, первоначальный заказ на плеяду новых «супергероев» ему поступил от издательства «РОСМЭН», которое, увидев результат, от этой идеи тут же отказалось, чем немало Успенского оскорбило. Изрядно переработанного Гевейчика приютило издательство «АСТ» и, снабдив иллюстрациями Геннадия Соколова, выпустило в свет. Все это отличным образом характеризует участников событий: и «РОСМЭН», и «АСТ» (между прочим, пятьсот рублей за сто шестьдесят страниц текста на офсете), и Успенского, которому писать на заказ строго противопоказано. Последнее становится очевидным по прочтении первых же страниц сказки.

Текст композиционно, стилистически и фактически списан с «Дяди Федора». Разве что мама со сложным характером в «Гевейчике» редуцирована до «шоу-тети, то есть артистки, которая работает на телевидении» и с Галей (главной героиней) «очень редко встречается». Вообще, замечу на полях, после Гевейчика начинаешь замечать некоторую долю шовинизма в большинстве произведений Успенского. Вспомним хотя бы нетленный образ старухи Шапокляк или бесконечных мам — называемых, но далее вообще не участвующих в судьбе семьи и ребенка. Собственно, только бабушки и маленькие девочки не вызывают у автора нареканий, а половозрелое женское население сплошь стервозно и истерично. В остальном ребенок и окружающие его звери отличаются от классической троицы из Простоквашина лишь поразительной несимпатичностью и нереалистичностью. Место недалекого, мечтательного Шарика и рационального Матроскина заняла домашняя живность, представленная собственно Гевейчиком, ассирийской кошкой Аськой и хомяком Персиком, которые вяло враждуют между собой на протяжении всей книги приблизительно в таких вот выражениях:

«Однажды с соседней березы к ним залетела сорока.
— Я решила вас осчастливить.
—Не надо! — одновременно подумали все.
— Надо. Я — классный педагог. Можно у вас что-нибудь стащить?
— Можно. Стащите Персика, — фыркнула Аська и показала на хомяка».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:6

  • pockemon· 2011-09-14 14:00:15
    ВОТ ЭТО ДА!)))
  • asl· 2011-09-14 15:03:25
    Ну, в общем, простите, но у меня такой вопрос.

    Вот Успенский, я так понял, не понимает, что нужно современному ребенку и какую литературу ему нравится читать, чтобы так, ну, было честно, ведь дети они ложь чувствуют. Но, вы, уважаемый рецензент, тоже вроде бы как не ребенок, тогда почему я должен вам верить, что то, что написал Успенский, дети будут воспринимать как ложь. Откуда вы это понимаете?

    А вторичность. Ну так и в "дяде Федоре" цитируемый вами эпизод ну никак не был ноу-хау Успенского, в общем-то, а из недр фольклора вычерпан. Тогда почему теперь нужно оригинальничать? В чем ценность оригинального в детской книжке, если уж мы о детской литературе говорим?

    Насчет остроты сюжетной тоже как-то так не совсем понятно. Если уж мы берем "дядю Федора" за точку отсчета - так там остроты вообще ни на грош. И ничего. Как-то это не мешает быть ему читаемым.

    В общем, извините, но немного неубедительно. Зряшное дело, анализировать произведение, оперируя взрослым скальпелем, а потом все выводы подкреплять детьми.
  • pockemon· 2011-09-14 15:38:27
    «Однажды с соседней березы к ним залетела сорока.
    — Я решила вас осчастливить.
    —Не надо! — одновременно подумали все.
    — Надо. Я — классный педагог. Можно у вас что-нибудь стащить?
    — Можно. Стащите Персика, — фыркнула Аська и показала на хомяка».

    Все смешалось в Цемесской бухте и в доме Облонских. Анекдоты про Штирлица и Мюллера: проституки - подумал Штирлиц, Штрилиц - подумали проститутки. Сорока - классный педагог с соседнего дерева, и как фыркая, можно говорить? Попробуйте.
    Поэтому наши с вами дети "голосуют" за Гарри Потера, за Мумми Тролля, за Карлсона и Малыша, Чебурашку правда жаль, но это уже заслуга скорее не Успенского, а мультипликаторов и актеров, озвучивавших персонажей.
Читать все комментарии ›
Все новости ›