Нет уверенности в том, что все это имеет какое бы то ни было отношение к Николаю Ивановичу Гнедичу.

Оцените материал

Просмотров: 8224

Мария Рыбакова. Гнедич

Павел Гольдин · 13/09/2011
Роман, не являющийся романом, в стихах, которые только отчасти стихи, про Гнедича, который не вполне Гнедич

Имена:  Мария Рыбакова

©  Виктория Семыкина

Мария Рыбакова. Гнедич
«Гнедич» — четвертый роман Марии Рыбаковой и четвертая ее книга, вышедшая в издательстве «Время». Трудно судить, насколько примечательным стало бы это событие, когда бы не два обстоятельства. Во-первых, роман — в стихах. Во-вторых, он и вправду про Гнедича.

Слова «русский роман в стихах» вызывают у читателя вполне однозначную ассоциацию. Конечно, романы в стихах были и после «Онегина» (вспомнить хотя бы «Спекторского»), но обычно неудачные (это о любом литературном жанре можно сказать, но тут нельзя не сказать). С другой стороны, после 2000-х годов, когда очень разнообразная русская поэзия отчасти заняла нишу прозы и появились полноценные повести в стихах (достаточно сказать о «Прозе Ивана Сидорова» Марии Степановой), уместно ожидать и появления романов.

Стоит оговориться — автор называет «Гнедича» просто романом и вообще старается избегать упоминания о стихах в тексте (вплоть до иронического «Я учил кошку писать стихи, и у нее уже неплохо // получалось» в устах безумного Батюшкова). Но об этом позже.

Еще и Гнедич. Это имя тоже однозначно воспринимается читателем. Гнедич — это русская «Илиада», можно даже сказать, двойная «Илиада» — общеизвестная гекзаметрическая и тайная, уничтоженная в черновиках, написанная александрийским стихом. «Илиада» Гнедича могла бы стать для русской поэзии тем, чем стала «Энеида» Котляревского для украинской, — образцом языка, основой для его кодификации как литературного. Но на этом месте оказался «Онегин». И вот теперь — возвращение Гнедича в виде романа в стихах.

И форма, и композиция «Гнедича» отсылают читателя одновременно к «Илиаде» и «Евгению Онегину». Формальное сходство с «Илиадой» подчеркнуто: роман разделен на «песни». Сходство с «Онегиным» не столь очевидно, хотя при желании читатель может вообразить параллели в сюжете и хронотопе: Петербург — деревня — покидаемый = гибнущий друг заглавного героя — «урок декламации женщине, // которую он разлюбил»; и, в общем, ассоциации неизбежны. Вдобавок небезосновательна и отсылка к джойсовскому «Улиссу», связанному с Гомером примерно теми же отношениями, что и «Гнедич»; эта связь подчеркивается внутренним монологом Гнедича, составляющим большую часть текста.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›