Оцените материал

Просмотров: 22533

Андрей Солдатов, Ирина Бороган. Новое дворянство: Очерки истории ФСБ

Станислав Львовский · 23/08/2011
Книга Солдатова и Бороган представляет весьма информативный образ того института, который любому по-настоящему новому российскому режиму предстоит разрушить – и не так «разрушить», как в начале девяностых, а действительно сровнять с землей

Имена:  Андрей Солдатов · Ирина Бороган

©  Павел Пахомов

Андрей Солдатов, Ирина Бороган. Новое дворянство: Очерки истории ФСБ
И Андрей Солдатов, и Ирина Бороган ныне сотрудничают с «Новой газетой» — одним из немногих российских медиа, где еще востребована серьезная журналистика. Книга «Новое дворянство: очерки истории ФСБ» вышла год назад, но по-английски, в нью-йоркском издательстве Public Affairs и под названием The New Nobility: The Restoration Of Russia’s Security State And The Enduring Legacy Of The KGB — поскольку авторы не могли найти на книгу издателя в России. United Press издает ее год спустя, в слегка дополненном виде и в авторизованном переводе с английского. Если бы не тема книги, все эти обстоятельства были бы не так уж важны, но в нашем случае оказываются вполне себе говорящими.

Книга состоит из двух частей: первая посвящена истории того, как ФСБ возвращала себе в течение путинской (и медведевской, разумеется) эпохи позиции, утраченные в течение недолгой либерализации девяностых. Вторая — описанию роли ФСБ в терактах недавнего времени (Беслан и «Норд-Ост»), а также возврату в практику спецслужб убийств на территориях других государств. В отдельной небольшой главе рассматривается вошедшая недавно в обычай практика кибервойны чужими руками: сравнительно подробно (хотя и менее подробно, чем хотелось бы) разбираются истории с атакой на эстонские сайты в ходе скандала с «Бронзовым солдатом» и на грузинские — в ходе российского вторжения в Грузию в августе 2008 года.

Оба автора, и Солдатов, и Бороган, начинали в 1996-м в газете «Сегодня», затем работали в «Известиях» и в газете «Версия». Это не первая их книга, посвященная спецслужбам. Предыдущая, «Новые игры патриотов: Спецслужбы меняют кожу: 1991—2004 гг.», вышла, что любопытно, в издательстве «Яуза», подразделении «ЭКСМО», оказавшемся не так давно в центре скандала, связанного с изданием сталинистских книг. Перед нами книга в привычном для западного рынка жанре «non-fiction, написанный журналистами» — на русском рынке такие издания все еще в целом редкость. То, что «Новое дворянство» написано журналистами, важно. Здесь нужно оговориться, что Солдатов и Бороган действительно журналисты — в почти забытом уже в России (хотя и не только в России) смысле этого слова: они сами добывают информацию, перепроверяют ее, они осторожны с выводами, поскольку их основная задача — сообщить факты, а не распропагандировать.

Во-первых, сами по себе Curriculum vitae авторов — неутешительное свидетельство моральной деградации и перерождения российских медиа, свидетельство постепенного сужения поля свободного высказывания о действительно важных вещах. Во-вторых, тот факт, что авторы — профессиональные журналисты, обусловливает одновременно и достоинства, и недостатки книги.

Сперва о достоинствах «Нового дворянства». К таковым несомненно относится аккуратность авторов в обращении с фактами и общая нейтральность тона, под которой я подразумеваю отказ от слишком вольных интерпретаций и собственно политической риторики. Возможно, тем и другим мы отчасти обязаны тому факту, что книга была предназначена для западного читателя, привычного к другим стандартам обращения с информацией; но, поскольку мы пишем о конечном продукте, это некоторым образом не важно. Авторы отдельно подчеркивают, что «использовали все возможные источники, но не обращались ни к официальным архивам, ни к документам, предназначенным для внутреннего пользования. При этом <...> постоянно общались с сотрудниками спецслужб, готовыми беседовать <с авторами>». Обширный фактологический материал сопровождается обильным цитированием открытых источников, отчего естественным образом заметную часть книги составляет дискурсивный анализ. Собственно, и самим названием книги авторы обязаны цитате из речи Николая Патрушева: «Высоколобые интеллектуалы-аналитики, широкоплечие обветренные бойцы спецназа, молчаливые взрывотехники, строгие следователи, сдержанные опера-контрразведчики... Внешне они разные, но есть одно важное качество, объединяющее их, — это служивые люди, если хотите, современные “неодворяне”».

Книгу такого рода хочется скорее цитировать, нежели описывать, — однако цитировать ее имеет смысл только целыми главами, так что попробуем в нескольких словах очертить проблематику, подробно разбираемую авторами в первой части их труда. Солдатов и Бороган дают не слишком подробную, но в целом очень внятную картину того, что происходило со спецслужбами на отрезке 1991—1999 годов и далее, примерно до середины двухтысячных. Отдельно, но не слишком, увы, подробно они останавливаются на идеологии сотрудников спецслужб, отмечая точки ее соприкосновения с идеологией Русской православной церкви и других институтов либо уцелевших в 90-е, либо тогда же возникших. Чрезвычайно подробно в книге описана практика, связанная с «прикомандированными сотрудниками», оказавшаяся ключевой для путинского режима, отчасти добровольно, отчасти вынужденно осуществлявшего кадровый призыв начала нулевых именно из сотрудников спецслужб. Далее, что гораздо важнее, Солдатов и Бороган описывают — не исчерпывающе, но достаточно полно — механизм перерождения института комиссаров ФСБ в бизнесе, медиа и НКО: довольно скоро оказалось, что «прикомандированные», или, иначе говоря, «офицеры действующего резерва», имеют двойную лояльность. Здесь придется привести длинную цитату, в которой идет речь (это важно) не о случаях вроде Бобкова, а о том, что происходило уже в нулевые годы:

«Офицеры действующего резерва оказались сидящими на двух стульях. ФСБ рассчитывала, что агент, направленный на работу в другую компанию, сохранит лояльность своей спецслужбе. Однако в годы бурного развития российского капитализма многие из офицеров активного резерва стали относиться значительно лояльнее к своим процветающим компаниям, нежели к органам. В некоторых случаях они воспринимали компанию как босса, а удостоверение ФСБ в кармане — лишь как залог доступа к ценной информации и нужным людям внутри спецслужбы. Те офицеры, которых прикомандировывали к небольшим компаниям, в основном майоры и полковники, как правило, сохраняли лояльность спецслужбе и не отказывались от зарплаты ФСБ, рассчитывая продолжить карьеру в органах. Что же касается генералов действующего резерва, их переманивали друг у друга крупнейшие корпорации и банки, предлагая огромные доходы, и они зачастую быстро забывали о своих относительно скромных генеральских зарплатах. В результате они становились представителями бизнеса внутри ФСБ. Большинству генералов было уже под или за шестьдесят, и они отлично понимали, что, скорее всего, у них нет будущего в спецслужбах. В результате внутри Лубянки возник скрытый конфликт между разными поколениями офицеров, недовольство молодых офицеров карьерой и доходами старших достигло критической точки».

Авторы не разбирают эту ситуацию подробно, однако представляется, что именно здесь корни того удивительного растения-паразита, которое эволюция сформировала на почве российской экономики в последнее десятилетие.

Довольно подробно разобрана в книге и практика правительства, заключающаяся в дарении (читай раздаче по номинальной стоимости) «новому дворянству» угодий — дорогостоящей недвижимости, и не только. Авторы задаются вполне резонным вопросом о временных рамках покупки лояльности спецслужб:

«…не очень понятно, какую цель преследовали в Кремле, делая поистине царские подарки генералам ФСБ. Похоже, там решили, что обеспечить лояльность высших чинов спецслужб можно, только наделив каждого из них имуществом стоимостью в миллионы долларов. Директор ФСБ Николай Патрушев назвал сотрудников своего ведомства “новым дворянством”, и, возможно, рублевские наделы должны стать как раз новыми феодами. Однако в Средние века феодалы получали землю лишь во временное пользование — и это должно было гарантировать их верность сюзерену. Этот же принцип использовался в советском прошлом, когда на месте сегодняшних элитных поселков располагались ведомственные дачи. Их обитателям о шаткости положения напоминали инвентарные номерки на мебели: потерял должность — освобождай особняк. Дворянству нового призыва землю дарят навечно. Однако генералы ФСБ, получившие наделы на Рублевке, вскоре просто в силу возраста выйдут в отставку. На их место придут новые генералы, их тоже надо мотивировать, но для них земли на Рублевке может не хватить».

Вторая часть книги посвящена действиям ФСБ во время террористических актов 1999 года (взрывы домов), Беслана и захвата «Норд-Оста». Надо сразу отметить, что Солдатова и Бороган, как уже отмечалось, чрезвычайно осторожно обращающиеся с фактами, не придерживаются изложенной в книге «ФСБ взрывает Россию» точки зрения о том, что теракты 1999 года были делом рук спецслужб. Не думают они и что трагедия в Беслане — результат проявления чьей-то злой воли. Главы, посвященные деятельности спецслужб в ходе наиболее громких терактов десятилетия в России, тем не менее рисуют впечатляющую и весьма убедительную картину полной и тотальной некомпетентности соответствующих государственных ведомств, усугубленной нежеланием эту некомпетентность признать и принять в связи с ней хоть какие-то меры помимо чисто полицейских. Так, после публикации репортажа со штурма «Норд-Оста» ФСБ возбудила против одного из авторов книги, Андрея Солдатова, уголовное дело «по подозрению в разглашении государственной тайны».

Еще один крайне любопытный аспект «Нового дворянства» заключается в том, что авторы, специально не рефлексируя на эту тему, демонстрируют тем не менее следующий вывод. Нынешняя власть в России генетически происходит из девяностых: то тут, то там, то по одному поводу, то по другому в книге приводятся факты, свидетельствующие о том, что в годы правления Ельцина не просто «не было доведено до конца разрушение советской системы спецслужб», неподконтрольных обществу. Напротив, уже в середине девяностых, т.е. в конце первой легислатуры Бориса Ельцина, начинается их постепенное возрождение, укрепление их позиций в госаппарате. Тут тоже хочется цитировать страницами, но, пожалуй, лучше все-таки прочесть книгу.

Основной недостаток «Нового дворянства», как уже было сказано, является продолжением его достоинств. Книга, поставляющая читателю обильный и чрезвычайно интересный фактический материал, к сожалению, в силу профессии авторов, явно недостаточна по части осмысления этого материала. В идеале издательство United Press должно было бы выпустить второй том, состоящий из текстов социологов, политологов, культурологов и историков, объясняющих описанное Солдатовым и Бороган.

Впрочем, даже если второго тома не последует, книга все равно окажется не просто интересным, но и полезным чтением. Она представляет собой отличное пособие начального уровня для акторов нового политического режима в России — если, разумеется, такой режим будет в отличие от нынешнего сколько-нибудь озабочен производством действительного общественного блага. В книге Солдатова и Бороган имеется пусть написанный широкими мазками, но весьма информативный образ того института, который этому новому режиму предстоит разрушить в первую очередь — и не так «разрушить», как в начале девяностых, а действительно сровнять с землей. Некоторые главы к тому же должны послужить толчком для последующего возбуждения десятков, если не сотен уголовных дел над нынешними фигурантами.

Процессы по этим делам обещают быть захватывающе интересными.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган. Новое дворянство: Очерки истории ФСБ. — М.: ООО «Юнайтед пресс», 2011
Авторизованный перевод с английского О. Литвиновой

 

 

 

 

 

Все новости ›