Оцените материал

Просмотров: 8417

«Индия. Записки белого человека» Михаила Володина

Станислав Львовский · 26/08/2008
Не имеющий пока русского названия жанр travel writing — это еще не роман, но уже не травелог. История индийского вопроса в русской беллетристике
Всякому, кто путешествовал более или менее самостоятельно, скажем, по Юго-Восточной Азии, и говорит по-английски, хорошо знаком ассортимент обычного книжного прилавка в туристическом районе. Он примерно один и тот же где-нибудь в Бангкоке, Пномпене, Сиам-Рипе или Луанг-Прабанге. Больше всего на таких прилавках исторических книг — благодаря вьетнамской войне. Чуть меньше — более или менее эзотерического пляжного чтения наподобие Пауло Коэльо или Ричарда Баха. А на самом виду бесконечные путевые заметки; романы, маскирующиеся под путеводители; путеводители, маскирующиеся под романы; сборники рассказов, притворяющиеся исследованиями, и исследования, делающие вид, что они беллетристика. Такой ускользающий и довольно безразмерный жанр, который по-английски называется travel writing (даже профессия такая есть, travel writer), а по-русски, наверное, пока никак. Просто книги о путешествиях. Есть, правда, вполне прижившееся у нас слово «травелог», но оно обозначает жанр более жесткий — дневники путешествий. А книга Михаила Володина — она нет, не дневник. Даже не лирический, как написано в издательской аннотации.

Писать про путешествие в Индию — это в России очень давняя традиция, начало которой положил Афанасий Никитин: «Индусы быка называют отцом, а корову — матерью. На помете их пекут хлеб и кушанья варят, а той золой знаки на лице, на лбу и по всему телу делают. В воскресенье и в понедельник едят они один раз на дню. [...] А рабыни-наложницы дешевы: 4 фуны — хороша, 5 фун — хороша и черна; черная-пречерная амьчюкь маленькая, хороша». Видимо, это и есть самый первый русский опыт travel writing — и то, что мы обязаны его возникновением Индии, в общем, не очень удивляет. Из не слишком давних времен можно вспомнить Ивана Павловича Минаева с его «Дневниками путешествия в Индию и Бирму»: «У Каррея вчера был прекрасный обед: гости были в бальных костюмах. Одна барыня ухитрилась даже натянуть перчатки, зато другая вместе с супругом явилась в телеге пребольшой и запряженной парою быков». Однако Минаев был профессиональным индологом, поэтому его дневники (как и последовавшие за ними книги советского индолога Г.М. Бонгард-Левина и фантаста Еремея Парнова) проходят по ведомству научной литературы. А вот «Индия. Записки белого человека» Михаила Володина — это уже travel writing.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›