Идея блокадного героизма, с заглавной мраморной вызолоченной буквы «Г», остро нуждается в переоценке.

Оцените материал

Просмотров: 12640

«Плохое время, чтобы умирать»

Полина Барскова · 16/08/2011
ПОЛИНА БАРСКОВА размышляет над блокадными записями Любови Шапориной

Имена:  Любовь Шапорина

©  Павел Пахомов

«Плохое время, чтобы умирать»
Издательство «Новое литературное обозрение» в серии «Россия в мемуарах» выпустило в двух томах дневники Любови Шапориной, охватывающие значительную часть XX века. В своем отзыве на эту примечательную публикацию я сосредоточусь в первую очередь на блокадном периоде, полагая, что этот отрезок призматически собирает самые острые особенности письма и видения Шапориной, при том что и другие хронологические пласты дневника дают массу пищи для размышлений. Дневниковые свидетельства Шапориной покрывают значительные и сложные массивы времени и пространства от революционной России до Парижа — и обратно, в чудовищный блокадный и не менее чудовищный и голодный послеблокадный Ленинград. Среди ее знакомых самые яркие представители русской и советской творческой элиты, музыкальной, литературной, театральной: Шостакович, Ахматова, Остроумова-Лебедева, сестры Данько, Наталья Крандиевская. И, конечно, приятель и соратник бывшего мужа Шапориной, Юрия, Алексей Толстой, чья судьба и власть привлекательной и смущающей тенью отмечает эти страницы. Шапорина понимала в искусстве теней, ведь ее центральным, определяющим талантом, помимо искусства перевода, театральной декорации, редактуры, было изготовление кукол-марионеток, зловещих и прелестных.

Итак, 22 сентября 1944 года Шапорина записывает: «Встретила на улице Анну Ахматову. Она стояла на углу Пантелеймоновской и кого-то ждала. <...> Разговорились. “Впечатление от города ужасное, чудовищное. Эти дома, эти два миллиона теней, которые над ними витают, теней умерших с голода — этого нельзя было допустить, надо было эвакуировать всех в августе, в сентябре. Оставить пятьдесят тысяч, на них бы хватило продуктов. Это чудовищная ошибка властей. Все здесь ужасно. Во всех людях моральное разрушение, падение — Ахматова говорила страшно озлобленно и все сильнее озлобляясь, буквально с пеной у рта, летели брызги слюны. — Все немолодые женщины ненормальные… Никаких героев здесь нет, и если женщины более стойко вынесли голод, то все дело тут в жировых прослойках, клетчатке, а не в героизме”. Мне уже не хотелось спрашивать ее о работе, о стихах, у меня было ощущение, что меня, всех нас полили грязными помоями, оскорбили незаслуженно».

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • shaporinalubov· 2011-09-11 19:51:46
    У бабушки - ощущение грязных помоев от реплики Ахматовой, а у меня - от этого текста. Сорри.
Все новости ›