Гениальный русский ни разу на призыв не отвечает, а то могло бы выйти вообще черт знает что.

Оцените материал

Просмотров: 8497

Лесли Дэниелс. Уборка в доме Набокова

Александра Стуккей · 16/06/2011
Непонятно, что же в конце концов спасло героиню американской дебютантки – роман Набокова или любовь к еде

Имена:  Лесли Дэниелс

©  Евгений Тонконогий

Лесли Дэниелс. Уборка в доме Набокова
Синопсис: при разводе отрицательный муж отбирает у положительной, но затюканной героини ее горячо любимых детей. Героиня, оставшись без семьи, тратит последние деньги на дом в американском захолустье. Выплатив первый взнос, она узнает, что дом когда-то принадлежал Набокову — он жил в нем аккурат перед написанием «Лолиты», преподавал литературу каким-то остолопам и, кажется, мучился. Вот в этом доме героиня и обнаруживает неоконченную рукопись — она, естественно, будет на карточках и вполне предсказуемо окажется необыкновенно хороша. О находке нам будет сообщено немного: роман о бейсболе и любви (видимо, в массовом американском сознании Набоков предстает писателем, с легкостью сочетающим несочетаемое), но героиня решит, что роман, независимо от того, принадлежит он перу Набокова или нет, должен быть издан, и это решение откроет ей новые горизонты и неожиданным образом встряхнет то болото, в котором она оказалась. Ну очень неожиданным.

Лесли Дэниелс — американская дебютантка не самых юных лет — написала странную помесь дамской прозы с каким-то полумистическим детективом. Гротескный сериал о тайной жизни американской сабурбии Desperate Housewives в свое время поведал нам (не первым, впрочем), что за фасадом внешнего благополучия скрываются те еще перверсии. «Уборка в доме Набокова» эту тему с удовольствием продолжает и развивает, но к маниям и фобиям жительниц пригорода здесь зачем-то добавлена рукопись неизвестного автора. С одной стороны, читателю сразу дают понять, что вопрос авторства в пределах романа решен не будет — не для того он писался, и вообще у нас тут детей отнимают. С другой — сюжетный ход с найденным на карточках текстом даже при минимальном его развитии мог бы оказаться спасительным для этой, в общем, ничем не примечательной прозы. У вас на руках оказывается неопубликованный роман Набокова? Так неужто вы не дадите читателю хотя бы строчки из него? Но Лесли Дэниелс не дает, более того, когда ее героиня начинает заполнять лакуны в тексте (в нем отсутствует некая ключевая сцена), нам даже от лакун остается куцый огрызок: «сцена вышла слабенькая». Зачем здесь эта рукопись — непонятно. Набоков превращается в deus ex machina: периодически героиня обращается к нему как к невидимому другу, и это неожиданно придает ей сил — вот ведь амикошонство! К чести автора заметим, что гениальный русский ни разу на призыв не отвечает, а то могло бы выйти вообще черт знает что.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›