Лесные духи иногда отбирают у детей глаза, оставляя взамен матовые глаза неживого зайца.

Оцените материал

Просмотров: 14386

Денис Осокин. Овсянки

Ирина Каспэ · 24/05/2011
Персонажи Осокина пребывают в блаженном младенческом состоянии неотлученности от собственного «хочу» – именно из этой точки вырастает мир, лишенный зазоров и дистанций

©  Евгений Тонконогий

Денис Осокин. Овсянки
Отзывы на предыдущую книгу Дениса Осокина — «Барышни тополя» (М.: НЛО, серия Soft wave, 2003) — закрепили за ним устойчивое амплуа «писателя-фольклориста». Этнологические штудии, недописанная диссертация о народных названиях ядовитых трав, съемки документальных фильмов о традиционной культуре народов Поволжья — все эти биографические подробности как нельзя лучше подошли для определения того особого способа письма, которому неотступно следует автор «Барышень» и «Овсянок».

Разноразмерные (по преимуществу короткие) тексты, вошедшие в новый сборник, тоже явным образом подражают быличкам, закличкам, заплачкам, заговорам, побасенкам, песенкам и прочим щебечущим, воркующим, токующим жанрам. Конечно же, бессмысленно рассуждать о том, чего больше в получившейся смеси — поэзии или прозы; Дениса Осокина интересует в первую очередь речь долитературная, еще не знающая, не осознающая подобных различений.

Кажется, все рецензенты сходятся во мнении, что природа такого интереса совершенно специфическая: в ней нет ничего театрализованного, акцентированного, игрового, никаких следов постмодернистской отстраненности. Осокин безусловно создает свою мифологию и даже периодически совершает свою мистерию — но без куртуазной претенциозности Павича времен «Хазарского словаря» или псевдоскоморошьих ужимок Липскерова времен «Родичей».

Тексты Осокина скорее говорят с читателем голосом солистки ансамбля «Бурановские бабушки», пересказывающей в одном из роликов содержание культовой песни Цоя: «Две тысячи лет война идет. Там кровь, значит, красная кровь. И кто — живет своей жизнью, а кто — раньше времени умирает. Это ведь всё из жизни взято. Всё из жизни взято». Этническая атрибутика в рецензируемой книге не декоративный элемент; и повествователь здесь, предпочитая сообщать о себе во множественном числе («мы видели», «мы решили», «мы вернулись в город, где жили прежде»), прочно встроен, включен в общий поток этой текущей из глубокой древности жизни.

Денис Осокин кажется совершенно искренним в своей готовности увидеть жизнь именно такой, какой она описана в пособиях по фольклористике — текучей, непрерывной, без пустот и провалов. Жизненные соки тут неистощимы, жизненные силы находятся в постоянном взаимодействии, дистанции между людьми сведены к минимуму — осокинские персонажи чувствуют и слышат друг друга на расстоянии, тянутся друг к другу, причем их притяжение не вампирически безысходно, а энергетически насыщенно: то и дело соединяясь в сексуальном порыве разными отверстиями и выпуклостями, эти мужчины и женщины превращаются в медиумов, трансляторов витального потока.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:15

  • Глеб Морев· 2011-05-24 18:41:49
    вообще-то, в грамотной рецензии на осокина ожидаешь встретить имя харитонова, а не липскерова.
  • irina_kaspe· 2011-05-24 20:32:30
    вообще-то тот критерий «грамотности», который Вы имеете в виду, Глеб (присутствие в тексте «правильных» аналогий и отсутствие «неправильных»), ожидаешь встретить при оценке школьного сочинения, а не при профессиональной коммуникации. не знаю, как это заведено на опенспейсе, но на других площадках рецензионный формат предполагает несколько бОльшую свободу выбора, в том числе – свободу не оправдывать Ваши ожидания.
  • Treska· 2011-05-24 22:13:00
    When critics fight...
Читать все комментарии ›
Все новости ›