В диспуте между Августином и Хитченсом я бы поостерегся ставить на последнего.

Оцените материал

Просмотров: 13005

Кристофер Хитченс. Бог не любовь: Как религия все отравляет

Виктор Сонькин · 28/04/2011
Cознание даже «светских интеллектуалов», даже после семидесяти лет официального безбожия сформировано религиозными догмами. Хитченсу удается вырваться из этих рамок

©  Евгений Тонконогий

Кристофер Хитченс.  Бог не любовь: Как религия все отравляет
Последнее поколение советских детей еще росло на антирелигиозной пропаганде и помнит неожиданные концерты Пугачевой или двухсерийные западные боевики в пасхальную ночь — чтобы, значит, соблазнить малых сих мирскими радостями. Всенародное празднование 1000-летия крещения Руси в 1988 году воспринималось как еще один долгожданный глоток свободы — наряду с аккуратными, в галстуках, американскими мормонами на улицах российских городов (они всегда ходили попарно) и разноцветными кришнаитами возле МГУ и на Арбате.

Однако же с тех пор и мормонов, и кришнаитов как-то повывели, а того, что в эпоху зрелой Пугачевой назвали бы «религиозной пропагандой», стало столько, что она, кажется, уже разносится и из утюгов. В таких обстоятельствах нельзя не порадоваться, что кто-то предоставляет слово и противной стороне — хотя бы из соображений равновесия и порядочности.

В отличие от другого громогласного пророка «нового атеизма», биолога Ричарда Докинза, британско-американского публициста (это устаревшее слово как нельзя лучше описывает род его деятельности) Кристофера Хитченса трудно назвать последовательным или несгибаемым: он успел побывать и православным, и иудеем (по крайней мере для нужд совершения брачных обрядов), и социалистом, и антисионистом, и много кем еще. Тем не менее его бурное неприятие всего божественного кажется выстраданным и искренним, хотя и довольно сумбурным.

Есть разница между ремеслом атеиста и богоборца: один — скорее философ, другой — скорее общественный деятель; один холодно или горячо отрицает некоторую сущность, другой ее признает, но считает злобной, враждебной и человеконенавистнической. Кроме того, по внутренней логике поступков богоборец сильнее рискует (в отличие от атеиста у него есть противник). Хитченс эти два ремесла смешивает: рациональные соображения о человеческой, культурно-обусловленной природе мировых религий чередуются у него с яростными обличениями жестоких богов. Он вообще не в меру увлекается собственной риторикой: так, во всех вооруженных конфликтах истории он видит зловещую тень религиозной розни. Хотя недооценивать эту составляющую (например, при оценке ситуации на Ближнем Востоке) было бы неразумно, людям, в принципе, не нужны именно божественные стимулы для того, чтобы убивать друг друга, они их просто оппортунистически используют по мере надобности. Ни европейские средневековые войны до Реформации, ни тем более бесконечные сражения греческих полисов между собой не имели никакой религиозной подоплеки.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • trepang· 2011-04-28 15:21:08
    а если бедный Хитченс не исцелится, это будет доказательством отсутствия у Бога чувства юмора?
  • передайте хитченсу чтоб отсосал хуй у моей бабушки
  • Константин Смелый· 2011-05-03 20:43:36

    "В диспуте между Августином и Хитченсом я бы поостерегся ставить на последнего."

    Сдаётся мне, что живи Августин сейчас, занимался бы он теоретической физикой. Как замечает Хитченс, религию умы такого калибра нынче не защищают. И это одно из тех очевидных, но нужных наблюдений, за которые Хитченсу можно простить и неряшливую композицию, и лень в проверке исторических деталей, и даже совершенно никудышную главу о Новом Завете.
Все новости ›