Категория «хороший писатель» к Пепперштейну не очень применима. Проза его имеет принципиально иные основания.

Оцените материал

Просмотров: 21975

Павел Пепперштейн. Пражская ночь

Игорь Гулин · 21/04/2011
Пепперштейн для всех – на краю приемлемого, но это край одновременно очень многих вещей, и он оказывается парадоксальным центром. Это удивительный случай сверхуспешной маргинальности

Имена:  Павел Пепперштейн

©  Иллюстрации предоставлены издательством «Амфора»

Иллюстрация к книге Павла Пепперштейна «Пражская ночь»

Иллюстрация к книге Павла Пепперштейна «Пражская ночь»

Илья Короленко, главный герой нового романа Павла Пепперштейна, — виртуозный киллер, в нагрузку обладающий ангельской красотой, наследственным литературным даром (его прадед — писатель Короленко) и левыми политическими убеждениями. Он приезжает в столицу Чехии с двумя целями — убить русского бизнесмена Орлова и поучаствовать в конференции «Политическое значение весны», посвященной сорокалетию пражских событий 1968 года. На конференции он знакомится с молодой американкой Элли Уорбис, страстной левой интеллектуалкой, провозглашающей марксистско-теургическую доктрину «революционного секса». Между героями молниеносно начинается роман, однако за ними пристально следит отец девушки — капиталистический спрут Уорбис, знающий все о преступной деятельности Ильи и имеющий на него свои планы. В последней трети pulp fiction с идеями перескакивает в мистику. Появляется мумия первого коммунистического правителя Чехословакии Клемента Готвальда, таинственно омолодившегося в земляном зиккурате и ставшего лесным богом, а также последний чехословацкий генсек Милош Якеш, переквалифицировавшийся после отставки в славянского мага. И много подобной дичи.

Гибель магната Уолтера Уорбиса описывается в новелле «Война полов» из «Военных рассказов», мимоходом в «Пражской ночи» появляется и сыщик Курский — герой нескольких «рассказов» и сборника повестей «Свастика и пентагон», так что новый пепперштейновский роман вроде бы связан с этими двумя книгами, но скорее он кажется продолжением прошлогоднего сборника «Весна». Это еще один экстатический весенний текст, примерно в тех же пропорциях смешивающий политику, эзотерику и литературные аллюзии, тасующий религиозные и социальные ритуалы, верования и жертвы. «Пражская ночь» вполне могла бы быть одной из повестей «Весны». Она чуть более законченна, и литературно, и идейно, но в принципе прыжок ровно на том же месте. И то, что это отдельная книжка (тем более самая у Пепперштейна маленькая, меньше ста страниц), конечно, немного шулерский жест. Но Пепперштейна и любят за шулерство, за «запрещенный прием». Причем любят почти все.

©  Иллюстрации предоставлены издательством «Амфора»

Иллюстрация к книге Павла Пепперштейна «Пражская ночь»

Иллюстрация к книге Павла Пепперштейна «Пражская ночь»

Это интересный феномен: при своей очевидной невписываемости ни в какие каноны Пепперштейн — один из самых востребованных современных русских писателей. Если попробовать нарисовать схему устройства русской литературы, он, вероятно, займет там одно из центральных мест. Не по таланту и популярности — скорее как результат поразительного консенсуса. К нему с интересом относятся и сторонники «актуальной» литературы, так или иначе настроенной на поиск нового; и любители прозы с героическими размышлениями про судьбы родины; и приверженцы наставительно-нигилистического русского постмодернизма; и читатели, интересующиеся субкультурным наркотическим искусством. Не так много можно вспомнить авторов, вообще существующих в качестве писателя для стольких читательских групп. Конечно, для всех этих людей Пепперштейн несколько разный, и для всех он не совсем свой. Наоборот, Пепперштейн для всех — на краю приемлемого, но это край одновременно очень многих вещей, и в некоторой фантомной конструкции он оказывается парадоксальным центром. Это удивительный случай сверхуспешной маргинальности.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:13

  • ilia· 2011-04-21 15:25:12
    Такая рецензия читается как спойлер )
  • Ilya Arosov· 2011-04-21 16:51:23
    Я действительно считаю Пепперштейна хорошим и даже ОЧЕНЬ ХОРОШИМ писателем, в самом что ни на есть классическом смысле слова - умении описывать обстановку, ситуацию, состояния (особенно психолошические - здесь ему вообще мало равных в нюансировке и в разнообразии).. Так что игры играми, а прозу - такую, настоящую, которая, как стих, сама заучивается наизусть - он писать умеет. Когда хочет.
  • Андрей Черкасов· 2011-04-21 17:05:28
    рецензия хорошая, книжку читать не буду)
Читать все комментарии ›
Все новости ›