Как и положено профессиональному литератору, А. Варламов излагает вязко и громоздко.

Оцените материал

Просмотров: 22252

Алексей Варламов. Андрей Платонов

Евгений Яблоков · 16/03/2011
Скучно читать даже не потому, что толсто и местами косноязычно, а потому, что непонятно – о чем, собственно, речь. ЕВГЕНИЙ ЯБЛОКОВ делится впечатлениями от биографии Андрея Платонова, вышедшей в серии «ЖЗЛ»

Имена:  Алексей Варламов · Андрей Платонов

©  Тимофей Яржомбек

Алексей Варламов. Андрей Платонов
Давно уже пообещал поделиться ощущениями от очередного ЖЗЛ-труда А. Варламова; но его книга об А. Платонове, разрекламированная два года назад, вышла лишь сейчас. А. Варламов небось надеялся отписаться к 110-летнему юбилею «подопечного», а тут возьми да объявись толстый «Архив А.П. Платонова», и в нем документы, про которые биограф не подозревал. Пришлось усовершенствовать текст, задним числом втыкая изюм в булку.

Персонаж одного популярного романа был убежден, что «Пушкин писал по материалам». За Пушкина не поручусь, но профессор МГУ А. Варламов действует именно так. Хотя и уверяет, что не в фактуре, мол, счастье: «Задача биографа не искать факты, а осмысливать их». Вот про «осмысление» и поговорим.

Будучи знаком с несколькими жизнеописательными сочинениями А. Варламова, я, честно говоря, не ожидал сногсшибательных новаций. Неожидания оказались не обмануты. ЖЗЛ-технология отработана в лучшем виде. Разводишь эти самые «материалы», подбалтываешь пересказы произведений (в данном случае — платоновских), вливаешь продукты «осмысления» — и готово: больша-ая книга.

Андрей Платонов

Андрей Платонов

Вот был в 1920-х годах вполне известный, немолодой (Платонову годился в отцы) и честный писатель Викентий Викентьевич Вересаев. Помимо прочего, составил две биографические книги: «Пушкин в жизни» и «Гоголь в жизни». В каждой из них просто свод информации — перед нами как бы два полноценных мозаичных портрета. Вересаев был человеком образованным, умным и имел полную возможность заодно высказаться о Пушкине и Гоголе «лично» (уж трюизмов и пошлостей наверняка бы не наговорил). Но, видимо, скромность не позволяла — довольствовался ролью составителя.

Конкретно к нашей теме — в 1994 году была издана весьма толковая книга «Андрей Платонов: Воспоминания современников. Материалы к биографии». Воспроизвести бы ее сейчас в расширенном виде, добавив новые документы, осовременив комментарии, — получился бы платоновский образ куда более четкий и внятный, чем размазанная на 500 страниц «биография». Но для ударника-жэзээловца быть «просто» составителем непрестижно, ибо не с чего снимать пенки. Он фактов не ищет, он за разделение труда: одни по крупицам добывают информацию, раскапывают документы, годами сидят в архивах, разбирают рукописи и т.п. — другие вдохновенно загребают жар чужими руками, не стыдясь называться «историками литературы» (так А. Варламов поименован в аннотации).

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • Natalia Krylova· 2011-03-16 22:10:32
    Браво! Книгу писателя Варламова не читала, но уже хочется - для "чисто похихикать" :-)
    Следующие тиражи этого биографического опуса настоятельно рекомендую издавать со статьей проф. Яблокова вместо предисловия!
  • Denis Akhapkin· 2011-03-17 13:13:37
    Выдержки из книги впечатляют.
  • oved· 2011-03-17 14:30:42
    Блестящая рецензия.
  • philomele· 2011-03-17 20:56:11
    абсолютно блестящая! радостно читать.
  • Karl Buratinovich· 2012-02-02 02:05:22
    Варламопланотовым непременно насладимся ))

    А покуда по просьбе трудящихся добавляем в пандан пару слов о другом вдохновенном жизнеописании из этой же серии, а именно о книге Клода Дюфрена "Мария Каллас" (ЖЗЛ)

    *

    Биография великой певицы в исполнении Дюфрена - это нечто! Ярко-желтый безграмотный пасквиль, невесть зачем напечатанный относительно приличным издательствомв классической серии - всё равно что биографию Пушкина задать Булгарину..

    Для любителей подробностев – чучуть цитат:

    1. Про главное
    - стр. 48 «Евангелия приписывала ей 110 килограммов, Менегини заявил журналистам, что, когда он встретил Марию, она весила 105 килограммов… После многих сопоставлений можно с уверенностью сказать, что Мария весила в то время всего 95 килограммов»
    - стр. 52 «Она была слишком толстой, но нас это не волновало. Молодые певицы почти всегда имеют лишний вес!»
    - стр. 66 «Титта рассказал, как один из его приятелей указал на Марию и воскликнул: «Но это же настоящая корова!»
    - стр. 70 «В той жадности, с которой она набрасывалась на роли, можно было увидеть последствия обжорства, чем она страдала с детства»
    - стр. 75 «В то время дива весила почти центнер»
    - стр. 85 «Она проводила на кухне больше времени, чем за пианино»
    - стр. 107 «В то время она была чудовищно толстой и неуклюжей» (1951)
    - стр. 108 «Ничто в ее облике не напоминало, что недавно она была невероятно толстой женщиной»
    - стр. 112 «Было невозможно отличить ноги находившихся на сцене слонов от ног Марии Каллас» (про выступление в «Аиде»)
    - стр. 119 «Если в 1953 году Мария весила почти центнер, то в 1955-м ее вес уже не превышал и 73 килограммов… Так был разрушен миф о том, что оперным дивам необходимо иметь внушительный вес»
    /думаете, всё, финале? ан нет/
    - стр. 144 «Разве не он, как Пигмалион, создал свою толстую Галатею?» (о Менегини)
    - стр. 181 «Высокий рост, точеная фигура. Ничто в ней не напоминало о том, что она когда-то весила 90 килограммов»

    Как гриццо, служил Гаврила *овноделом,*овно Гаврила вылеплял…

    2. Тонко-психологическое
    - «Приглашение выступить в Ла Скала Каллас посчитала рядовым событием в своей творческой жизни» (1950, интересно - откуда дровишки?!)
    - «Она была словно вышколенная цирковая лошадь, исполнявшая любой трюк, которого от нее требовал дрессировщик» (об «Ифигении в Тавриде», поставленной Висконти, стр. 146)
    - Мария на людях демонстрировала нежные чувства к супругу, «однако когда они оставались наедине, атмосфера резко менялась» (не иначе автор непрестанно глядел в замочную скважину)
    - «Острый ларингит еще больше пошатнул уверенность певицы в своих силах» (стр. 210; интересно, понос понижал у нее творческую самооценку или нет?)

    3. О наболевшем
    Автор методично залазит в трусы всем, кто окружал певицу (Висконти, Бернстайн, Дзефирелли, Пазолини) – и, уверенно обнаружив там гомоэротический аксессуар, непременно безоглядно влюбляет свою антигероиню в каждого из этих ч(м)удаков.

    4. Милые курьёзы: оказывается, Маша Калогеропулос пела «партию волшебницы Карди из оперы «Парсифаль», «в «Бале-маскараде» ее голос поражал глубиной тональности», а вся она «обладает трехоктавным диапазоном голоса: высоким, средним и нижним, образуя тремоло» (!)

    5. Бонусы:
    - «Марии Каллас» удавалось на протяжении всей творческой жизни завоевывать публику одной только магией своего чарующего голоса и таланта драматической актрисы» (а что она ещё должна была делать – выплясывать 32 фуэте?!)
    - «В плане исполнительского мастерства Марии были присущи отдельные недостатки. В интерпретации Розины в «Севильском цирюльнике» Каллас не всегда соблюдала нужную тональность и не держала некоторые ноты» (Ла Скала, 1956)
    - «Она остановила оркестр и взяла «до» верхней октавы» (стр. 233, прэлестно)

    6. И, наконец, суперприз:
    «После высокого «си» она переходила на контральто пианиссимо, затем на две с половиной октавы до «фа диес» низкого контральто и, наконец, заканчивала триумфальным контр-ми». Догадались, о чем это? Конечно, о «Болеро» из вердиевской «Сицилийской вечерни» (стр. 103).

    Пора уже выпускать в ЖЗЛ многотомную биографию Элтона Джона или хатяп Леди Гаги - то-то перлов будет..
Все новости ›