Его книги, самая ранняя из которых вышла в свет в 1961 году, как будто забыли про время. За их пределами бушуют интеллектуальные войны, возникают и гибнут новые стили, сама льдина литературы трещит, готовая расползтись на кусочки, но внутри все аккуратно.

Оцените материал

Просмотров: 13376

Ричард Йейтс. Дыхание судьбы

Александра Стуккей · 21/01/2011
Ты одинок с рождения и до самого конца, и нет никого, кто поможет тебе преодолеть это одиночество. Однако – никаких драм, никакого надрыва

Имена:  Ричард Йейтс

©  Евгений Тонконогий

 

 

Ричард Йейтс — наименее известный, по горькому замечанию Esquire, из великих американских писателей — умер в 1992 году от осложнений после операции на легких. Его крепкая и добротная проза была к тому времени крепко и добротно забыта. Статус «заново открытого» Йейтсу суждено было получить лишь в 1999-м, после статьи коллеги по перу Стюарта О’Нана. Статья называлась «Потерянный мир Ричарда Йейтса», и в ней автор задавался вопросом, как может расхваленный критикой и любимый Воннегутом писатель быть настолько неинтересен публике? Внятного ответа, понятно, дать не получилось: жизнь несправедлива, жизнь писателя несправедлива вдвойне. Название статьи — «Потерянный мир» — однако же блистательно описывает литературное наследие Йейтса. Его книги, самая ранняя из которых вышла в свет в 1961 году, как будто забыли про время. За их пределами бушуют интеллектуальные войны, возникают и гибнут новые стили, сама льдина литературы трещит, готовая расползтись на кусочки, но внутри все аккуратно собрано, словно вещи перед отъездом. Быт Америки пятидесятых законсервирован в них с любовью и тщательностью: вместе с героями мы заходим в комнаты, трогаем ткани, чувствуем сырость, холод, жару. Поддев жестяную крышку этой банки, можно ощутить аромат, неведомым образом знакомый еще с детства. Это консервы, но очень высокого качества.


«Дыхание судьбы» — не самый удачный перевод оригинального A Special Providence. Столкнувшись с подобным названием, читатель, ей-богу, не знает, чего ему ожидать. Нравоучений? Сантиментов? Пафоса? Ничего этого в книге нет. Проза Йейтса скупа (и это еще одна причина недоумевать, отчего за ним закрепилась слава «писателя для писателей»), рука — тверда, и в ней будто зажат штангенциркуль. История матери и сына, в которой мать отчаянно сражается с реальностью, а сын ожидает своей очереди, подана без исповедального шепота, хотя — и это очевидно — автор рассказывает о себе. Книга начинается прологом: Роберт Прентис, отпущенный в увольнительную, встречается со своей постаревшей матерью Алисой. Слушая натужное щебетанье задыхающейся от одиночества женщины, он мечтает сказать ей, что исхода нет, что жизнь ее была ошибкой и ложью, что ему претит и всегда претила ее забота и миллиард других вещей, которые разочарованный сын может сказать своей матери, но ничего из этого так и не будет сказано. Напряжение ожидания — чуда ли, катастрофы — в пределах книги не разрешится, но это лишь подтверждает, что Йейтс писатель не из простых.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • jeyushka· 2011-01-21 16:48:10
    ну да, нормальное американское одиночество, ведь там нет жизни за пределами обывательщины и грез об успехе.
  • kostochka· 2011-01-26 02:32:16
    на наших глазах родился отличный книжный рецензент
Все новости ›