«Цветочный крест» – пример практически чистого, только в неизбежной малой степени опосредованного культурой визионерства, «говорения языками», как у пятидесятников.

Оцените материал

Просмотров: 21757

И всхлип, и взрыв

Мартын Ганин · 06/12/2010
Нынешняя русская словесность поставила «Цветочный крест» на собственных попытках объяснить что-нибудь нам или себе самой сколько-нибудь внятно и членораздельно, – полагает МАРТЫН ГАНИН

Имена:  Елена Колядина

©  Getty Images / Fotobank

И всхлип, и взрыв
«Русский Букер» наконец-то заявил о себе во весь голос. Я пишу эту фразу в общем-то почти без иронии, она вполне соответствует действительности. Прочитав роман Елены Колядиной «Цветочный крест», я оказался перед очевидным выбором: писать о самом тексте или о сложившейся вокруг него ситуации. После некоторых колебаний я решил выбора этого не делать, а попытаться вместо этого обсудить и текст, и ситуацию в каком-то не литературном, а социокультурном, что ли, ключе: такой подход мне кажется интереснее и плодотворнее ламентаций на предмет постигшей русскую словесность катастрофы.

Учитывая все, что было сказано в последние дни, хочется для разнообразия посмотреть на роман Колядиной, так сказать, «без гнева и пристрастия», хотя это и сложно: почти все инвективы, произнесенные в адрес «Цветочного креста», — правда. Перед нами текст, демонстрирующий все основные признаки культурной невменяемости, которую в просторечии называют графоманией. Автор утверждает, что роман, изначально называвшийся «Тотемская галиматья», посвящен проблематике «ответственности лидера (а в XVII веке для рядового гражданина это был священнослужитель) за людей, которых он вознамерился осчастливить, уведя в безгрешное светлое будущее», а источник сюжета находится в некоей «иностранной книге о ведьмах» 1, которую писательница прочитала в конце девяностых, будучи автором Cosmopolitan. Кроме того, писательница называет себя православной христианкой и утверждает, что книга не антиклерикальная и тем более не антирелигиозная. Кроме того, Колядина в нескольких интервью перечисляет своих любимых современных писателей. В их число попали Владимир Сорокин, Виктор Пелевин, Милорад Павич, Даниэла Стил и Стивен Кинг. На необитаемый остров автор «Цветочного креста» взяла бы с собой «Мою семью и других зверей» Джеральда Даррелла, ту же Стил и «Мертвые души».

Действие происходит в 1670-е годы, перед окончательным сломом старой Московии. Коллизия при этом довольно современная: в частности, вся линия отца Логгина легко проецируется на историю с младостарцами, которая была очень на слуху в конце девяностых. Язык Колядина пытается стилизовать под XVII век, но получается плохо: автор путается в грамматике и узусах, то и дело сбивается на язык начала XIX, а то и середины XX века, причем не только на уровне отдельных лексем, но и, сказать, синтаксически. Как если бы этого было недостаточно, герои Колядиной едят картофельные «рагульки»: в интервью она объясняет их появление на страницах книги принципом «если нельзя, но очень хочется, то можно». Желающих узнать больше об ошибках и анахронизмах в романе мы отсылаем к отличной статье Сергея Ходнева, но в общем, поверьте, и того и другого в «Цветочном кресте» более чем достаточно. Я потратил изрядное время на чтение интервью Колядиной и даже раздобыл полистать один из ее лавбургеров в надежде обнаружить во всем этом хоть какие-то признаки тщательно замаскированного авторского или издательского (издевательского) проекта. Однако нет: презумпция вменяемости не сработала. «Цветочный крест», как это и следует из собственно текста, действительно написан автором, не знающим почти ничего о времени, о котором пишет, не поинтересовавшимся языком этого времени; автором, легко сочетающим в списке любимых писателей Владимира Сорокина и Даниэлу Стил.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:8

  • alex-odessa· 2010-12-06 19:35:55
    Нужно не на словесности ставить крест, а найти тех людей, что стоят за афёрой века под названием "Русский букер 2010". Чем больше мы будем негодовать и ругать роман, тем больше будет коммерческий успех издательства АСТ. Пропагандирование "Цветочного креста" так назывемым жюри, это очередная победа "чёрных" сил, пытающихся оглупить нас , "приручить" и приучить к растлевающему смраду масс-культа.
  • dixie-flatline· 2010-12-06 22:03:47
    прям конец света этот афедрон. ;)
  • trepang· 2010-12-07 08:23:31
    мне вот кажется, что "Цветочный крест" - это та литература, которая будет считаться хорошей/прекрасной/образцовой/великой при реальности "Сахарного Кремля".
  • nsogso· 2010-12-07 11:11:52
    ничего удивительного. зайдите в любой книжный и посмотрите. в музыке у нас то, что большинство считает "шансоном". в литературе - такой же "шансон". не читал "крест", но после статьи не вижу принципиальной разницы с текстами того же быкова и прочих и прочих заслуженных и почитаемых. почему бы и нет?если безголосые певицы становятся образцом жанра, то безъязыкие писатели также задают стандарты. все логично и правильно.
    Но больше всего умилило то место в интервью, где Бог "смотрел немножко сверху". Вот это "немножко" дорогого стоит! Сколько в этом смыслов! Завораживает уровень бессознательности, который, судя по всему, коррелирует с таковым в обществе. И что критикам скорбеть? Единицы Вас...
  • natataka· 2010-12-07 15:18:32
    trepang, я с вами на 100% согласна
  • Afilla· 2010-12-07 21:09:27
    скачала роман и начала читать. смешно (,)ужасно. Я разные вещи люблю, и Пруста и Гаррисона и местный сайт. Есть что-то в этой галиматье: пересказала на работе 1 главу - народ загорелся почитать. Расширила свой старославянский эротический (порнографический ))) словарный запас. Ну ей-богу Колядина лучше чем Поляковы-Дашковы!
  • alex-odessa· 2010-12-08 10:16:06
    Бесспорно, "Поляковы-Дашковы" - это нищета духа, но и то, что Вам понравилось, галиматья, хотя и живо написанная, эталон пошлости, индикатор бездуховности и безнравственности. Общество наше больно и Ваша ремарка о том свидетельствует.
  • sir-charlie· 2010-12-08 20:05:19
    Дальше вот этого читать не захотелось

    " Нынешняя русская словесность поставила «Цветочный крест» на собственных попытках объяснить что-нибудь нам или себе самой сколько-нибудь внятно и членораздельно"

    По вот таким простым причинам:
    (1) оттого, что несколько человек провозгласят Шилова художником тысячелетия, живопись не помрет, даже афедроном не накроется. "Словесность" ничего не ставила и не клала. Где жюри, а где словесность?
    (2) у все той же "словесности" нет ни внешнего, ни внутреннего долга
    (2.1) объяснять "что-нибудь",
    (2.2) объяснять "нам или себе"
    (2.3) делать это "сколь-нибудь внятно и членораздельно"

    PS А по описаниям "афедрон" жутко на творения Алексея Толстого похожа)))
Все новости ›