Взяли и присудили премию нашему, советскому парню «за яркое изображение восставшего человека».

Оцените материал

Просмотров: 8764

Советский родной человек

Мартын Ганин · 11/10/2010
МАРТЫН ГАНИН коллекционирует и описывает отзывы российской прессы на присуждение Нобелевской премии по литературе Марио Варгасу Льосе

Имена:  Габриэль Гарсиа Маркес · Марио Варгас Льоса · Хулио Кортасар

В тот момент, когда постоянный секретарь Шведской академии Петер Энглунд произносил (еще по-шведски) слова: «Нобелевская премия по литературе за 2010 год присуждается перуанскому писателю Марио Варгасу Льосе за детальное описание структур власти и яркие картины сопротивления, бунта и поражения личности», — в толпе кто-то отчетливо воскликнул по-русски: «Наконец-то!» Второе «Наконец-то!» прозвучало, когда приговор оглашался по-английски. Такое могло сложиться впечатление, что Нобелевскую премию по литературе получил Евтушенко (ну или в крайнем случае Ахмадулина), — в общем, кто-то из «наших». Нам показалось любопытным проследить реакцию русских СМИ на нынешнее решение Нобелевского комитета.

Марио Варгас Льоса действительно в некотором смысле «наш». На русский переведены чуть не все его тексты, по крайней мере переведены все важнейшие. В СССР был даже экранизирован (в 1986 году чилийским режиссером Себастьяном Аларконом) его первый роман, «Город и псы»; фильм назывался «Ягуар». Еще один фильм по той же книге снял годом раньше Франциско Ломбарди  1. О политических взглядах Варгаса Льосы сейчас, вероятно, сказали бы, что он либеральный социал-демократ, — в отличие, например, от существенно более левых Алехо Карпентьера и Габриэля Гарсиа Маркеса, которых часто перечисляют с ним через запятую. За последовательную неприязнь к правым латиноамериканским диктатурам писателям этого региона в СССР прощали многое. Взять хотя бы Хулио Кортасара, книги которого едва ли могли быть опубликованы при советской власти, будь его политические симпатии чуть иными. Льосе за последовательность и непримиримость простили даже то, что в 1977 году в интервью газете Christian Science Monitor (!) он назвал кубинскую революцию «большим обманом».

Так или иначе, оказалось, что за последние десять лет Варгас Льоса — первый лауреат Нобелевской премии по литературе, близко знакомый русскому читателю. Впервые за десять лет премию присудили не какой-то там Елинек («...абсурдность социальных клише», «их порабощающая сила»? — думает себе российский критик. А? Что?) и не Найполу (это где?) и даже не Дорис Лессинг («опыт женщин»? кого?). Это все потому, что многие соотечественники в общем до сих пор думают, что «финансовые магнаты, пропагандируя модернизм, платят за такого рода «произведения» баснословные гонорары, которые и не снились великим мастерам реалистического искусства». А тут такое дело. Взяли и присудили премию нашему, советскому парню, «за яркое изображение восставшего человека». Русский читатель (или уж, во всяком случае, журналист), похоже, испытывает от этого глубокое моральное удовлетворение.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:11

  • chelovechek· 2010-10-11 16:50:16
    русский читатель испытывает удовлетворение просто напросто потому, что Марио Варгас Льоса прекрасный писатель и романы пишет замечательные, а не потому что кто-то правый, а кто-то левый. таланту дали премию - вот и радостно! последнее время именно таланты премиями и не отмечаются, а тут вот как раз все совпало.
  • degot· 2010-10-11 18:56:33
    Я не понимаю, что автор хотел сказать и с кем из цитируемых он солидарен. Я одна такая?
  • scott· 2010-10-11 19:15:03
    Молодым людям Льоса известен не больше, чем упомянутая в тексте Елинек, по которой сняли уж куда более известный фильм, чем экранизации Льосы. Но при этом Льоса - большой писатель, а, например, Дорис Лессинг - нет, и ее нобелевская премия феминистки-политическая. Не понятно, почему радость за большого писателя автор предлагает считать дикостью и тупостью
Читать все комментарии ›
Все новости ›