Любимое присловье героя «Горизонтального положения»: «Ничего, ничего». Так он говорит обычно о чем-то довольно отвратительном, но с чем, за неимением лучшего, приходится смириться, а то и вовсе принять это наименьшее из зол за добро.

Оцените материал

Просмотров: 9372

Ничего, ничего, часть дня

Евгения Риц · 07/10/2010
Кошмар у Дмитрия Данилова заперт в самой повседневности: работа в издательстве и очередь за американской визой впечатляют почище методичного деловитого трэша предшественников.

Имена:  Дмитрий Данилов · Егор Летов · Леон Богданов

Ничего, ничего, часть дня
       

Человек живет жизнь. Чем она заполнена? Да, собственно, ничем.

«Позднее пробуждение.
Тупая, вызывающая сильное утомление праздность.
Горизонтальное положение, сон».
        («Горизонтальное положение»)


И так изо дня в день. Осень, зима, дом, работа, «горизонтальное положение, сон».

Мимо проходит время.

90-е. Свобода, распахнутое окно возможностей, веселые годы, «которые не вернутся никогда» (В. Никритин)? Нет — уныние, серость, одно абсурдное занятие за другим, торговля открытками, попытка заниматься версткой — правда, непонятно чего; наконец, «свой бизнес»: коробейник, мотающийся с набитыми чаем сумками по городкам Московской области.

И ландшафты — светлые и одновременно унылые, очаровательные и страшные в своем убожестве. Все это фиксируется — не описывается, а фиксируется — почти без эмоций, четко, правдиво, как фотоаппаратом.

«Хорошо, тихо, радостно. Все равно. Прошелестела под мостом речка Киржач. Вернулся на станцию. Теперь надо в Карабаново. Скоро уже электричка. Медленно проехал какой-то мелкий унылый поезд. И опять тихо. Стрекочут насекомые. Пахнет шпалопропиточным веществом».
        «Черный и зеленый» («Черный и зеленый»)

Может быть, детские воспоминания окажутся ярче? Ах, молоко в пакетах… Где вы, классики на асфальте?.. Подробностей множество и у Дмитрия Данилова — катания по тушинским трамвайным маршрутам, дворовых футбольных матчей (два касания и каждый за себя). Умиления не наблюдается. Иных эмоций — тоже. Да, место есть и для ностальгии (детство все же), и для возмущения: что хорошего было там, в Тушине, с пустырями вместо спортивных площадок и уродливым, зато с претензией на европейский лоск, бульваром Яна Райниса? Но нет: только фиксация, только честный щелчок затвора. И — нет, птичка не вылетает.

«…заросли, так называемые зеленые насаждения. Деревья сильно разрослись, закрывают половину фасада. Это фактически маленький лес, между деревьями петляют тропинки. В одном месте среди деревьев стоял огромный камень, словно бы некий монумент неизвестному погибшему существу. Около камня Пили. Очень удобно было поставить на камень бутылки, расстелить газету, разложить закуску. Пили, орали и дрались. Пространство вокруг камня было густо усеяно битыми бутылками, пивными и водочными пробками, окурками и другой антропогенной грязью».
        «Дом 10» («Черный и зеленый»)

Читать текст полностью

Выражаем благодарность книжному магазину «Фаланстер» за предоставленные книги

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • before2day· 2010-10-07 17:20:15
    до чего же ублюдочные обложки
  • ttartt· 2010-10-07 20:44:02
    "проследить генезис Данилова к прозе...": Феерически слабая, беспомощная рецензия, к тому ж написанная не вполне по-русски. Жаль; книги Данилова заслуживают большего.
Все новости ›