Неизвестным тиражом, с анонимным послесловием, вышла книга стихов, чрезвычайно значительная и важная для современной русской поэзии.

Оцените материал

Просмотров: 7476

Сергей Магид. В долине Элах

Станислав Львовский · 31/08/2010
Нынешняя русская поэзия ищет сближения словарей веры и неверия, – опережая собственное время, сосредоточенное на ненависти, раздоре и противоположении

©  Евгений Тонконогий

Сергей Магид. В долине Элах
Одна из главных поэтических книг 2010 года вышла — в издательстве «Водолей», неизвестным тиражом, с анонимным послесловием. Это книга Сергея Магида «В долине Элах», второй авторский сборник живущего в Праге поэта (первый, «Зона служенья», вышел в 2003 году в серии «Поэзия русской диаспоры» издательства «Новое литературное обозрение»).

«Зона служенья» представляла собой корпус избранного за тридцать лет. До эмиграции в Чехословакию в конце восьмидесятых Сергей Магид принимал активное участие в неподцензурной литературной жизни Ленинграда семидесятых годов, публиковался в самиздате в Риге и Ленинграде, а позже, в восьмидесятых, входил в полуофициальный «Клуб-81». В официальной печати стихи Сергея Магида были опубликованы впервые как раз в сборнике «Клуба-81» «Круг» в 1985 году. Слова критика Данилы Давыдова о том, что поэтика Магида «характерна для семидесятнического поколения ленинградской неподцензурной словесности», верны относительно «Зоны служенья», а вот с новой книгой дело обстоит несколько сложнее.

«В долине Элах» — книга религиозной поэзии, которую трудно поместить в контекст круга неподцензурных авторов Петербурга позднесоветских времен: ее ближайшими соседями оказываются «Спиричуэлс» Бориса Херсонского; «Переписчик» Сергея Круглова; возможно, отчасти «Дорогие сироты» Михаила Гронаса. Список этот можно продолжать, но лучше попытаться понять, в чем же тут дело и каково, собственно, значение слова «религиозной» в начале этого абзаца. Магид, в отличие от Херсонского, не называет сборник словом, означающим жанр религиозных песнопений. В отличие от Круглова, он не обращается к святоотеческим текстам, лексическим пластам или реалиям, четко маркирующим конфессиональную принадлежность пишущего. Однако в некотором смысле Магид идет гораздо дальше.

Книга, название которой отсылает читателя к истории о поединке Давида и Голиафа 1, состоит как бы из нескольких частей, которые, однако, не разделены, а, напротив, сложным образом сопоставлены друг другу. Первая часть, очень условно говоря, непосредственно религиозная. Здесь каждому тексту предшествует указание на конкретные главы конкретной книги Ветхого или Нового Завета. Это, по сути дела, прямые толкования на отдельные библейские сюжеты. Вторая часть — стихи, предположительно еще ленинградского периода (к сожалению, тексты в сборнике не датированы), более личные и не обязательно непосредственно затрагивающие религиозную тематику. Наконец, третья часть текстов, иногда пересекающаяся с первой, содержит референции к литературным или фольклорным текстам. Так несколько стихотворений прямо отсылают читателя к книге Владимира Хазана «Пинхас Рутенберг. От террориста к сионисту» 2, посвященной Петру (Пинхасу) Рутенбергу — эсеру, участнику событий Кровавого воскресенья. Небольшой цикл представляет собой поэтическую рефлексию над тремя письмами: Демьяна Бедного к Сталину, его ответом и письмом Сталина к Кагановичу о Бедном — и т.д. Деление это, разумеется, вполне условное и произвольное: в книге есть стихи, которые трудно будет отнести к одной из трех групп. Так или иначе, значительная часть книги — это тексты о текстах (или, по крайней мере, они хотят выглядеть таковыми).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • russ-dilettante· 2010-08-31 16:54:43
    "Собственно библейские истории зачастую изложены языком, снижающимся практически до газетной передовицы: «когда моисей сошел с горы синая / неся окончательный вариант / гражданского законодательства / а также уголовного и трудового кодексов / и прочих неописуемо новых декретов / общеизраильсконародной власти…»"

    Сравните "Библейские заметки" и некоторые другие стихи Стратановского, который написал предисловие к первой книге Магида.
  • sanin· 2010-08-31 16:59:41
    Есть такое дело. Но том, где у Стратановского только намечено, у Магида воплощено. В целом, да, это надо было упомянуть, как и многое другое, но это уже не формат/объем рецензии.
Все новости ›