Зачем без нужды умножать сущности и пользоваться таким архаизмом, как «соцреализм»? Не будем беспокоить тени прошлого. Будем называть вещи своими именами.

Оцените материал

Просмотров: 10325

Ужас совка

Владислав Кулаков · 11/11/2009
Полемика с Ольгой Мартыновой: никакой загробной победы соцреализма не наблюдается, считает ВЛАДИСЛАВ КУЛАКОВ

©  wikimedia.org

Юрий Пименов. Новые номера. 1963–1964

Юрий Пименов. Новые номера. 1963–1964

Есть в блогосфере юзер с таким ником. Об экономике пишет. Но призраком совка сейчас пугают все, кому не лень. Собственно, не пугают, а констатируют: совок вернулся и восторжествовал. Во всем: в политике, экономике, СМИ, литературе… Статья Ольги Мартыновой о «Загробной победе соцреализма» попала в русло общего, как сейчас говорят, тренда и потому вызвала столь сильный резонанс, удививший и самого автора. Я скорее склонен разделить удивление автора, чем воспринимать то, что сказано в статье, какой-то неслыханной новостью.

Ольга Мартынова совершенно справедливо квалифицирует соцреализм как «массовую литературу с претензией на серьезность». На самом деле речь тут идет не собственно о соцреализме, чистой пропаганде, к художественной словесности вовсе отношения не имеющей, а о «звездах» советской леволиберальной литературы, авторах, худо-бедно вписавшихся своей эстетикой в советскую систему государственного искусства и на общем подцензурном «безрыбье» сделавшихся властителями интеллигентских умов. Однако в чем же новость? В том, что с отменой цензуры и воцарением рыночных отношений массовый читатель предпочел массовую, развлекательную литературу? Это может быть новостью только для представителей той самой советской леволиберальной литературы, с их нарциссическим культом русского интеллигента и вековечным упованием на счастливое времечко, «когда мужик не Блюхера / и не милорда глупого, / Белинского и Гоголя / c базара понесет». Советская эпоха была в каком-то смысле этим счастливым времечком. Она, как известно, кончилась, и стоит ли удивляться тому, что все вернулось к естественному состоянию?

Ужас совка тут абсолютно ни при чем. Если угодно, можно говорить (и говорят) об ужасе рынка, но никакой загробной победы соцреализма не наблюдается. Соцреализм спит вечным сном. Массовая литература выступает под своим собственным именем, без претензий на серьезность, и в этом ее бесспорное преимущество перед соцреализмом. Авторы, впрочем, вольны претендовать и на серьезность, но тогда им придется иметь дело с Ольгой Мартыновой. Что и впрямь могло стать для иных авторов и их поклонников некоторой неожиданностью.

Рассчитывать же на то, что «литература, интересующаяся языком, новыми образами и неожиданными идеями», окажется не на обочине издательского процесса, а сделается вдруг его столбовой дорогой, — это ведь те самые вековечные интеллигентские упования на «просвещенного мужика», весьма странные с элитаристской точки зрения, которую Мартынова вроде бы занимает. Не берусь судить, в чем повинны перед серьезной литературой «прозаики нулевых годов», о которых ведет речь строгий критик. Отмечу лишь одно обстоятельство. Элитаризм, разумеется, объяснит нам, где серьезная литература, а где несерьезная. Но является ли «серьезность» квалифицирующим признаком искусства? Являются ли искусством, к примеру, такие «несерьезные книги», как «Три мушкетера» и «Остров сокровищ»? И что такое вообще искусство? Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›