Фактически перед нами летопись почти всего последнего десятилетия. Только время в романе Владимира Орлова оказывается плотным, сгущенным…

Оцените материал

Просмотров: 9106

«Большая книга»: Владимир Орлов. Камергерский переулок

Евгения Риц · 02/10/2009
Это не роман об очередном потерянном поколении, а плач о потерянной, безвозвратно уходящей Москве

Имена:  Владимир Орлов

 

                                                                                          Здесь будет тайский ресторан,
                                                                                      а там — дурдом для хромоножек.

                                                                                                               Арсений Ровинский

В Камергерском переулке пропал дом № 3, тот самый, в котором театр МХТ с чайкой. «С утра. С полседьмого. Я протер глаза, а его нет. А только что был». Пожарные, милиция и прочие городские органы его не очень-то и ищут и вообще, кажется, не слишком взволнованы пропажей — есть на свете вещи и поинтереснее: первые мобильные телефоны, выступление рабоче-крестьянского дуэта Шандыбина и Харитонова, ураган «Катрина», изгнание Николая Баскова из Большого театра.

Фактически перед нами летопись почти всего последнего десятилетия. Только время в романе Владимира Орлова оказывается плотным, сгущенным; то, что на самом деле тянулось с 2001 по 2008 год, в книге укладывается в промежуток чуть больше года. Неслучайно герои, правда исключительно из второстепенных и комических, периодически пускаются в рассуждения о теории сплющенности времени «бухгалтера Хоменко».

Под стать времени оказываются и персонажи, один из них даже собирается написать новую «Исповедь сына века». Это такие дауншифтеры поневоле — переквалифицировавшие в сантехники искусствоведы, кандидаты наук, обретшие новое призвание в перетягивании диванов. А еще мечтатели и прожектеры, вроде «книжного челнока» Фридриха Малоротова, планирующего внезапно разбогатеть и прикупить виллу на Средиземном море, а пока — в свои 36 лет — живущего у тестя с тещей и сетующего на пожирающего конфитюры зятя (зять живет там же). Рядом с ними верные подруги — «понаехавшие» покорять Москву провинциалки «с ногами от клюва фламинго», мечтавшие о подиуме, а в итоге оказавшиеся на панели.

В прежней Москве времен «Альтиста Данилова» герои Владимира Орлова чувствовали себя несвободными, а в этой им и вовсе нет места. Даже любимую закусочную, где водка и пиво стоят приемлемых денег, «касса работает в настоящем режиме цен» и подают замечательную солянку, не с какими-то там буржуйскими почками и каперсами, а с плавающими там и сям кусочками сосисок, — даже эту прекрасную «Щель» собирается перекупить вездесущий Квашнин, чтобы устроить там еще одно омерзительное кафе в хайтековском стиле*.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›