В их фильмах присутствует метафора коллективной судьбы, уходящего ко дну советского «Титаника», который тонет уже не первое десятилетие, но чудом держится на плаву.

Оцените материал

Просмотров: 19216

Миндадзе в «розовый период»

Андрей Плахов · 11/11/2009
На экраны вышла «Миннесота» по сценарию Александра Миндадзе. Андрей Плахов делит творчество драматурга на два периода – «голубой» (с Вадимом Абдрашитовым) и «розовый» (без него)

Имена:  Александр Миндадзе · Вадим Абдрашитов

©  РИА Фото

Александр Миндадзе

Александр Миндадзе

В отличие от фильмов Абдрашитова, с их сильным мужским стержнем и мгновенной узнаваемостью стиля, постабдрашитовский период выглядит у Миндадзе по-разному. В зависимости от того, какой режиссер экранизирует его сценарии — прилежный стилист Алексей Учитель («Космос как предчувствие»), ориентированный на классику жанра Александр Прошкин («Трое») или его сын Андрей, тоже традиционалист, но уже разбавленный острой эмоциональностью «новой волны» (собственно, «Миннесота»). Или, наконец, сам Миндадзе («Отрыв»).

Полнометражный дебют Абдрашитова «Слово для защиты» и следующие его фильмы — «Поворот», «Охота на лис», «Остановился поезд» — сняты по сценариям Миндадзе. Больше четверти века функционировал этот образцово-показательный тандем советского кино. Бывший инженер-строитель Абдрашитов знал уродливую прозу жизни, проработавший секретарем суда Миндадзе знал ее феерические криминальные повороты. На почве общего знания и появились тревожные фильмы-метафоры: они говорили о том, что поезд советской системы находится в аварийном состоянии.

©  Игорь Гневашев / Fotobank

Вадим Абдрашитов и Александр Миндадзе, 1985 год

Вадим Абдрашитов и Александр Миндадзе, 1985 год

Эти картины были так хитроумно сконструированы, что довольно успешно прорывались сквозь заслоны цензуры. И хотя «Охоту на лис» порезали, а «Парад планет» долго не принимали в Госкино, на фоне многих катастроф, постигших шестидесятников, семидесятники Абдрашитов и Миндадзе выглядели благополучнее. При этом они сохранили и принципы, и здравый смысл, и верность собственному художественному стилю. А также небыстрый, но четкий рабочий ритм: каждые два-три года появлялся их новый совместный фильм.

Неожиданностью стал поворот в сторону гротеска и чистой аллегории в «Параде планет». Впервые Миндадзе с Абдрашитовым так откровенно пользуются киноцитатами (феллиниевский «Город женщин», например) и вообще сознательно расширяют культурный слой. Возможно, не придись время их творческого становления на апогей цензурной бдительности, наступивший после 1968 года, они были бы совсем другими художниками. Мистиками. Или фрейдистами. И то и другое им не чуждо, о чем свидетельствуют появившиеся во время и после перестройки «Плюмбум», «Слуга», «Армавир», «Пьеса для пассажира», «Время танцора». В них сильны элементы уже не просто гротеска, а настоящей дьявольщины и достоевской двойственности.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • trolle· 2009-11-16 12:45:39
    Добросовестный текст. Не больше, не меньше
  • fata· 2009-11-21 18:23:21
    Вот как раз гораздо больше. Миндадзе и Абдрашитов -- тема, которую никто не решается поднять, потому что никто не понимает, что между ними произошло и куда делся их совместный кинематограф. А он просто утонул -- как Армавир, как советская культура. А что так долго их держало вместе в "голубом периоде" -- это была сила сопротивления режиму. Отсюда этот навязчивый мотив мужского партнерства, который подвержен. конечно и фрейдистской трактовке. Андрей Плахов говорит об этом в тексте, но еще больше читается в подтексте. Главный вывод: Миндадзе продолжает искать себя и близких ему режиссеров в "розовом периоде", более или мене успешно. Что касается Абдрашитова, это большой вопрос где он сейчас? Прошло лет семь со времени "Магнитных бурь". Что дальше? А говорят, что драматург лицо зависимое от режиссера. Выходит. наоборот?
  • mkuvshinova· 2009-11-26 01:17:52
    Мне тоже кажется, что гораздо гораздо больше.
Все новости ›