Мне, например, по барабану, как это называется: съезд, собор или факельное шествие. Давайте будем называть наши съезды крестным ходом — да ради бога.

Оцените материал

Просмотров: 17939

Виталий Манский: «Просто я верю в наше государство»

Ксения Прилепская · 20/10/2010
Страницы:

©  Евгений Гурко / OPENSPACE.RU

Виталий Манский

Виталий Манский

— Что нам ждать от «Артдокфеста» в этом году?

— Вообще, подготовка и проведение настоящего фестиваля для меня по эмоциональным затратам абсолютно тождественна созданию фильма. Мы должны держать руку на пульсе, по сути дела, всего мира, потому что иногда всплывают картины на русском языке в самых неожиданных странах. Чтобы не говорить абстрактно: у нас были картины из Канады, Норвегии, Словакии, Израиля, Финляндии, Франции, Германии, Дании. Датская картина очень любопытная будет сейчас, «Танкоград», немецкая – Pink Taxi, очень серьезная работа.

Трейлер фильма Бориса Бертрама «Танкоград»


Мы хотим сделать фестиваль, который стимулирует или провоцирует создание более здоровой, конкурентной, правильной атмосферы во всем фестивальном движении. Поэтому у нас жесткие ограничения в конкурсе. Мы объявили, что берем в конкурс: иностранные фильмы — только российские премьеры, российские фильмы — с очень настойчивым требованием премьер. И абсолютно безоговорочный отказ от участия в конкурсе фильмов, премированных на основных российских фестивалях. Мы могли бы совершенно спокойно сидеть на завалинке, смотреть каталоги предыдущих фестивалей, потому что мы закрываем сезон, и спокойно собирать программу. Я абсолютно ответственно заявляю, что мы покажем то кино, которое до нас и кроме как у нас нигде увидеть было нельзя. Поэтому к нам очень интересно прийти, приехать и смотреть кино от первого до последнего дня. И к нам начали приезжать фестивальные директора за свой счет (а обычно фестивальные люди этого не делают), в том числе и потому, что у нас единственный в России шоу-кейс документального кино: они могут в кабинках сидеть смотреть фильмы.

Мы каждый год ставим какие-то планки, которые преодолеваем. Так, например, стараемся качественно осуществлять проекцию. Сейчас думаем о том, чтобы сделать еще лучше, чтобы люди получали максимальное кинематографическое впечатление от фильма.

Мы делаем не просто фестиваль, мы создаем площадку для существования российского авторского документального кино. И на наши просмотры приходят для самообразования телевизионные люди, не только второго круга, но и генеральные директора телеканалов и генпродюсеры, и очень популярные ведущие, потому что они понимают, что это площадка, где они могут получить важный для себя опыт.

— Один из ваших конкурентов — «Свободная мысль», документальная программа ММКФ. Как вы к ней относитесь?

— Я очень рад, что в рамках михалковского фестиваля есть документальная программа «Свободная мысль». Это вообще большой подарок и документалистам, и москвичам, потому что они могут в одном месте в течение одной недели посмотреть лучшие картины со всего мира, картины-призеры основных фестивалей. У ММКФ такой бюджет, что он может платить правообладателям за эти показы. Потому что за показ на фестивале картин, получивших призы, нужно платить фиксированную сумму, иногда недетскую.

Но уже несколько лет над этой фантастической программой висит угроза уничтожения, опять же инициированная председателем Московского кинофестиваля, потому что его амбициям не вполне соответствует внеконкурсный показ. Он каждый год с трибун обещает, что будет конкурсный показ документального кино на Московском кинофестивале, якобы по просьбам документалистов. Я не знаю, кто эти документалисты, которые его об этом просят, но ровно в тот момент, когда начнется конкурсный показ, все рухнет, потому что это будет абсолютный клон конкурса игрового кино ММКФ — в него никто не даст картины.

Фестивалю класса «А» нужны премьеры, но чем же нужно заболеть продюсеру, чтобы он отказал Амстердаму, Лейпцигу, Берлину и поехал почему-то в Москву, где нет ни одного дистрибьютора? Где канал «Культура» покупает фильмы по тысяче долларов за фильм на территорию в сто сорок пять миллионов, а все остальные каналы вообще не смотрят в эту сторону? Поэтому молимся Богу, чтобы сохранилась эта потрясающая внеконкурсная программа «Свободная мысль».

— Ваш фильм «Рассвет/Закат» два года назад принимал участие в программе ММКФ «Перспективы». Почему вы его туда отдали?

— Почему я дал «Рассвет/Закат» на ММКФ? Я параллельно делал две картины. Одну, «Девственность», пригласили в конкурсную программу «Кинотавра», второй раз за все годы сделав исключение для документального фильма (в первый — для «Частных хроник»). «Рассвет/Закат» я показал отборщикам Московского кинофестиваля, они предложили включить его во вторую по значимости программу ММКФ.

Чтобы было понятно, я готов и впредь участвовать в Московском фестивале. Знаю, что некоторые мои коллеги его бойкотируют. Я был даже на открытии и на закрытии Московского фестиваля и не считаю, что ММКФ — это предмет бойкота.

Конечно, нужно разобраться в адекватности поддержки государством фестивалей. Наш действительно важный для российской киноиндустрии фестиваль «Кинотавр» получает от государства поддержку в виде, допустим, пяти миллионов рублей, а мало на что влияющий Московский фестиваль, при всем пафосе церемонии открытия, получает шесть миллионов долларов. Мне кажется, эта разница в сорок раз не вполне адекватна. Но это не значит, что нужно поменять цифры местами, просто должна возникнуть нормальная здоровая атмосфера в индустрии.

— Кстати, «Девственность» была одним из немногих документальных фильмов, выпущенных у нас в театральный прокат.

— После «Девственности» сразу вышли еще четыре фильма. Буквально через три месяца мы же выпускали «Рассвет/Закат», потом был «Рерберг и Тарковский», потом «Тайны любви» и «Тайны смерти», то есть всего в тот год пять документальных российских фильмов вышло в прокат.

©  Евгений Гурко / OPENSPACE.RU

Виталий Манский

Виталий Манский

— «Девственность» окупилась?

— Если формально, то фильм вошел в десятку лидеров ограниченного проката по итогам года. Есть такой термин «ограниченный прокат», он занял там восьмое место и оказался единственным не только документальным, но и российским фильмом. Над ним было «Удушье». А под ним «Класс», по-моему.

— Вы связываете этот относительный успех с темой картины? Почему вы выбрали именно такую тему, «Дома-2»? Почему крен в такую массовость, попсовость, китч даже?

— Если вы хотите поговорить на эту тему, в следующий раз приходите. Можно встретиться и поговорить о документальном кино. Потому что коротко это абсолютно бессмысленно.

— Хорошо. Вернемся к КиноСоюзу. Насколько я понимаю, у вас не будет государственных денег. Как вы собираетесь осуществлять собственно поддержку кинематографистов?

— Ну, вообще государство, в лице президента и премьер-министра, заявило, что готово поддерживать российские общественные организации. Помните, когда стали закрывать международные общественные организации, президент Путин сказал, что у нас есть свои, российские — их мы и будем поддерживать, а тех, кто шакалит у посольств, мы не очень... Вот мы, российская общественная организация кинематографистов, мы не шакалим у посольств. Мы созданы для того, чтобы защищать интересы российского кинематографа, российской культуры. Мы рассчитываем на помощь в том числе Российского государства в проведении этой деятельности. Общественная палата имеет специальные гранты для общественных организаций, мы на это рассчитываем. И мы получили небольшую помощь от частного бизнеса, от патриотически настроенных людей, вдумчивых, правильных людей, и мы рассчитываем на такую помощь.

Пока существуем за счет собственных ресурсов. Так или иначе, у каждого есть какая-то студия. Скажем, заявления принимаются в помещении Российской киноакадемии, которая вручает главную национальную премию «Ника». Кстати, мы также хотим поставить вопрос о том, о чем неустанно говорит Михалков-Кончаловский, — что раскол в кинематографическом сообществе был начат его братом, когда он создал собственную дублирующую, конкурирующую киноакадемию — «Золотой орел». Вот это точка раскола. Когда сейчас Михалков пытается кого-то упрекнуть в раскольничестве, пусть внимательнее смотрится в зеркало по утрам.

— И вы действительно рассчитываете на государственную помощь?

— Я скажу так — если государство не даст нам ни копейки, мы все равно будем существовать, и будем не менее эффективны. Но государство уже начинает понимать, что наша организация — серьезный союзник государства, партнер в решении государственных проблем. Государство, надеюсь, начало понимать, что в другом месте — бездонная дыра.

— А почему вы так уверены, что оно поймет?

— Просто я верю в наше государство. И персонально в руководителя государства. И я понимаю, что они люди занятые и не всегда вникали до конца, но очень многие события их заставляют вникать. В конце концов, зачем им вагонами денег поддерживать кино, которое потом работает против них?

— По-моему, сейчас, наоборот, очень жестко отбирают фильмы, которые поддерживаются государством, — они должны быть как минимум патриотическими. И в таком случае, что значит «работает против них»?

— Тогда нужно капитально отмотать и определиться, какое государство пытаются создать на территории Российской Федерации. Если идти по пути модернизирования, заявленного президентом, это одно государство. А если по пути, заявленном не вполне обозначенными людьми, восстановления имперского самодержавного стиля и сути существования — тогда мы ни вместе, ни по отдельности этой структуре не нужны. Тогда вообще не важно, что снимать, ведь в Северной Корее не важно, что снимают: сняли один фильм, строем всех привели в кинотеатр, посмотрели, и вопрос закрыт.

— Но вы скорее оптимист?

— Прежде всего, я знаю этих людей. Это абсолютно так и есть.


О ВИТАЛИИ МАНСКОМ

Карина БАРБИ, звезда стриптиза и телевидения, героиня фильма «Девственность»
Участие в фильме Виталия Манского «Девственность» повлияло на мою жизнь очень важным образом — это первая моя работа в кино, вышедшая в прокaт. Первый шаг в актерской карьере. После нее меня стали узнавать на улицах. Виталий — целеустремленный человек, как и все деятели шоу-бизнеса, он ставит перед собой задачи и поэтапно работает над их выполнением. Начав с роли в «Девственности», сейчас я уже делаю свой проект — «Жизнь в розовом цвете». Это видеоэнциклопедия гламура, где я рассказываю о том, как достичь успеха. Еще там у меня есть гламурная свита — шесть блондинок, и вместе мы противостоим моей сопернице-брюнетке. У меня на самом деле есть недоброжелатели, они пишут про меня сплетни в интернете и стараются опорочить, и в этом фильме показана эта борьба. Еще скоро выйдет моя автобиографическая книга «Слезы популярности», с рассказом обо всей моей жизни и как достичь успеха.

Михаил СИНЕВ, продюсер, один из основателей «Кинотеатра.doc»
Я искренне рад, что на волне успеха нашего фестиваля «Кинотеатр.doc», представляющего авторское неигровое и игровое кино, возник такой замечательный фестиваль, как «Артдокфест». Виталий ходил на наш фестиваль и высоко оценил его потенциал. Вероятно, из этих посещений и родилась идея еще одного фестиваля, но уже исключительно документального кино. Очень хорошо, что есть такой фестиваль, как «Артдокфест», ведь авторское документальное кино, как ни крути, нуждается в поддержке, и очень важно, чтобы оно имело как можно больше дорог, путей и тропок к зрителю.

Даниил ДОНДУРЕЙ, главный редактор журнала «Искусство кино», член президиума КиноСоюза
Обязанности в КиноСоюзе пока еще особо не распределены, нас там 6–7 человек, которые всем в основном занимаются. Все, кто активно работает: Хлебников, Герман-младший, Манский, Смирнов, я, другие люди — мы все входим в состав двенадцати учредителей, встречаемся примерно раз в две недели и обсуждаем серьезные проблемы.

В КиноСоюзе мы все равны — и заслуженные деятели кинематографа, и авторы, которые сняли, допустим, одну работу. Мы даем высказаться всем людям и всем организациям.

В самое ближайшее время мы примем в члены КиноСоюза еще около двухсот человек и организаций. После этого проведем съезд, и тогда заработает комиссия по приему идей и предложений от всех, кто готов высказаться на интересующие нас темы. Мы не гонимся за количеством участников. Кроме людей там будут и организации кинематографистов, прокатчики, инвесторы, правообладатели, а это значит, что количество людей, участвующих в деятельности КиноСоюза, мгновенно станет сопоставимым с числом членов СК.

Нас очень вдохновили заявления министра культуры, Общественной палаты и председателя Комитета Государственной думы по культуре о том, что все они, все государственные и общественные организации, готовы и будут работать и с одним, и со вторым союзом.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • derginna· 2010-10-21 10:53:45
    вот не могу избавиться от ощущения, что мерзкие они какие-то - и Манский этот, и Хлебников. слухи о таланте Хлебникова тоже сильно преувеличены. пиарить себя - в этом он талантлив, как видно. а кино откровенно слабое у него, увы
  • Afilla· 2010-10-21 20:35:27
    Неправда, Хлебников снял "Свободное плавание", если не ошибаюсь - местами гениальный фильм, михалков так давно уж разучился.
    А "девственность" Манского я бы показала в лучшее время по тв для подростков, моя дочь посмотрела и дом-2 у неё кроме аллергии ничего не вызывает.
  • murugan· 2010-10-22 11:43:36
    Виталий - молодец! Искренне поддерживаю КиноСоюз!
    По моему правильная позиция, хотя и нетипичная для интеллигентской среды (на самом деле псевдоинтеллигентской). С государством не нужно заигрывать, нужно конструктивно сотрудничать или же в случае его(государства) не адекватности отмежевываться и действовать самостоятельно пока есть силы и ресурсы. Если выживешь и вырастишь в стойкого и сильного игрока, то люди из высоких кабинетов сами придут. В этом есть разница с позиции отличной от лизоблюдства и сращивания себя с машиной властью, создания собственного мини-государство с комичным императором на белом коне... Нет, лучше безопасная дистанция от власть предержащих и деловое сотрудничество, если есть иммунитет от известных всем болезней фаворитизма и всего токого прочего... Удачи вам! Сил и ясности целей!
Читать все комментарии ›
Все новости ›