Оцените материал

Просмотров: 22543

От кризиса до кризиса: главное

Виктория Никифорова · 25/12/2008
Важнейшие события десятилетия в кино по версии OPENSPACE.RU

©  Facets

От кризиса до кризиса: главное
1998. «Окраина», режиссер Петр Луцик

©  Facets

От кризиса до кризиса: главное
Уже 10 лет фильм Луцика по сценарию, написанному вместе с его постоянным соавтором Алексеем Саморядовым, остается самым радикальным высказыванием в отечественном кино. Здесь нарушены абсолютно все интеллигентские табу и попраны все нормы хорошего вкуса. Герои «Окраины» (с одноименным фильмом Барнета она связана лишь образами бедняков-пролетариев) идут в Москву за правдой, по ходу дела устраивают партизанские налеты на деревни и со знанием дела пытают местных кулаков. В Москве же всем заправляют злыдни-олигархи, которых должна смести волна народного гнева. Юмор, жестокость, драйв, фольклор, политическая радикальность, смешанные вместе, превращают «Окраину» в натуральный молотовский коктейль. Разумеется, фильм не получил никаких призов, а отзывы в прессе источали скепсис и испуг. Тем не менее рекорды Луцика—Саморядова не побиты до сих пор. А традиция жестокого политического хоррора продолжает жить — что не без успеха доказала в этом году снятая в сходной стилистике «Новая земля».

1999. «Старик и море», режиссер Александр Петров

©  МКФ «КРОК»

От кризиса до кризиса: главное
По формальным признакам это канадское кино — именно Канада спонсировала двухлетнюю работу над экранизацией Хемингуэя. Но режиссер Александр Петров утверждает, что снимал не про кубинского рыбака, описанного американским писателем, а про русского старика где-нибудь в Белом море. Получив за «Старика» «Оскар», Петров вернулся в родной Ярославль. Там у него своя студия, туда водят школьников на экскурсии, там Петров экранизирует русскую классику, работая в своей фирменной технике — рисует красками на стеклянных пластинах. Эта уникальная техника анимации продолжает оставаться модным трендом made in Russia. А почвенничество стало актуальной идеологией по нашу сторону границы.

2000. «Москва», режиссер Александр Зельдович

Энциклопедия новорусской жизни с ее бандитскими разборками, норковыми шубами, балетными звездами, чемоданами с кэшем, экспортным мороженым мясом и накокаиненными отморозками. Смешной и динамичный сценарий Сорокина благодаря неторопливому, замороженному темпоритму и завораживающей красоте кадров превратился в визуальную поэму, исполненную меланхолии и своеобразного величия. Зельдович написал парадный портрет девяностых годов — подробный и безжизненно прекрасный. Наверное, это лучшее, что вообще останется в истории от наших девяностых.

2001. «Телец», режиссер Александр Сокуров

Фильм о Ленине — без всяких агитационных вывертов и без стонов о России, которую мы потеряли. Ленинские Горки похожи на имение Раневской. Его обитатели — все как на подбор недотепы и 33 несчастья. В роли Фирса — полупарализованный Владимир Ильич (Леонид Мозговой), весь фильм пытающийся перемножить 22 и 17. Когда это получится, говорит врач, он выздоровеет. Разумеется, у него не получается. Лучший фильм позднего Сокурова тонко соразмеряет политику и повседневность, личный и исторический масштаб. Он не делает из Ленина ни икону, ни тирана, а честно показывает неизбежный финал человеческой жизни, который уравнивает нас всех — и ворюг, и кровопийц, и простых смертных. К сожалению, сегодня такое умное и правдивое историческое кино просто невозможно представить. Экран густо зарос клюквой типа «Адмирала».

2002. «Копейка», режиссер Иван Дыховичный

Еще один сценарий Владимира Сорокина, экранизированный на этот раз не с таким размахом и пафосом, как в «Москве», а очень человечно и невероятно смешно. Действие разворачивается на протяжении лет примерно сорока, но на каждом историческом этапе новых персонажей играют все те же актеры. Метафора забавная и точная — в нашей жизни меняются только декорации, а не люди. Дешевизна много способствовала качеству «Копейки». В отличие от «Москвы», бюджета на пафос не хватило. Кино вышло камерным и предельно остроумным. Разумеется, призами облагодетельствовано не было — такие откровенные ленты у нас принято называть провокационными и никуда не пущать.

2003. «Возвращение», режиссер Андрей Звягинцев

©  Интерсинема-Арт

От кризиса до кризиса: главное
Что там ни говори про Звягинцева, а «Возвращение» было виртуозно выверенным, идеально снятым, в меру философичным фильмом — как раз таким, который западный зритель со времен Тарковского привык получать «из России с любовью». Дело тут не в фестивальном стандарте, а в профессиональном. Вместе с советской киноиндустрией в России рухнула и профессия кинематографиста. Снимать стали так, что «мама не горюй» — коряво, неумело, некрасиво. Все равно проверяющих инстанций не осталось. Звягинцев же свой первый фильм делал так старательно, словно на дворе 1970-е годы и ему предстоит показывать «Возвращение» на худсовете и биться за каждый кадр. Результат — высочайший перфекционизм, по достоинству оцененный на Западе. Как бы ни ворчали отечественные конкуренты Звягинцева, с тех пор им пришлось равняться на его безупречный видеоряд.

2004. «Настройщик», режиссер Кира Муратова

©  Кино без границ

От кризиса до кризиса: главное
Классик жесткого артхауса сделала шажок по направлению к зрителю — и получился абсолютно лучший фильм в карьере Муратовой. Роскошные, неторопливые, барочные актерские работы. Грандиозные декорации Одессы — тихо разрушающегося театра абсурда. Трагикомическая, очень современная история. И совершенно особый взгляд, который у Киры Муратовой развился, кажется, просто физиологическим путем, — такой птичий взгляд с высоты на все ужасы и безобразия, что творятся в подлунном мире. «Настройщик» — очень жесткое, бескомпромиссное высказывание о нашей сегодняшней жизни, где все подались в Раскольниковы и норовят порешить старушку ни за понюх табаку. Но упаковано это высказывание в такую очаровательную форму, что оторвать взгляд от экрана просто невозможно. Очень зрительское кино, да не обидится на нас Кира Георгиевна.

2005. «Жмурки», режиссер Алексей Балабанов

©  Наше Кино

От кризиса до кризиса: главное
Еще один сюжет про девяностые — краткий курс истории первоначального накопления капитала, — разворачивающийся в провинциальном городке. Никаких метафор, никаких красивостей. В отличие от Зельдовича, Балабанов не воспевает девяностые, а разбирается с ними по понятиям. Его герои — пара тупых киллеров в красных пиджаках. В конце фильма они становятся народными депутатами, сидят в офисе с видом на Кремль, щиплют за попу секретаршу с внешностью Ренаты Литвиновой и пилят бюджет. «Жмурки» — фильм неровный, яростный, смешной и очень личный. Такое впечатление, что Балабанов изживал собственное разочарование в образе обаятельного братка, которого так здорово играл Бодров-младший. Месседж «Жмурок» иллюстрировал классическую фразу Маркса о том, что «все крупные состояния созданы нечестным путем». Стоит ли удивляться, что у фильма была плохая пресса и никаких призов?

2006. «Остров», режиссер Павел Лунгин

©  Каропрокат

От кризиса до кризиса: главное
Никто не ждал от жовиального, остроумного Лунгина, завсегдатая Канна, такого фильма, но с «Островом» он угадал гениально. Лунгин понял, что зрителю хочется про божественное, и сервировал ему модную тему в наилучшем виде — здесь и гениальный без преувеличения Петр Мамонов, и сентиментальная история, и красивые панорамы. В отличие от распиаренных «Волкодавов» и «Дозоров», «Остров» стал натуральным народным хитом. Его не по разу смотрели и активно обсуждали в интернете. Конечно, сейчас вслед за Лунгиным на делянку православного кино ринулись подражатели и изрядно ее затоптали. Но два года назад «Остров» был действительно свежим и занятным фильмом.

2007. «Простые вещи», режиссер Алексей Попогребский

©  Кино без границ

От кризиса до кризиса: главное
Попогребский сумел восстановить связь времен. В «Простых вещах» он объединил модную псевдодокументальную манеру с традициями классического советского кинематографа. Получилась обаятельная лента, которая просто не может не понравиться зрителю. За классические традиции отвечают утонченный Леонид Броневой и брутальный Сергей Пускепалис — оба творят на крупном плане такие чудеса, от которых их коллеги нас уже давно отучили. Современность представлена ручной камерой: она снимает Петербург так дотошно, словно влезает под кожу большого города. По совокупности заслуг «Простые вещи» совершенно заслуженно обошли на «Кинотавре» балабановский «Груз-200», а разразившийся после этого скандал заставил всех еще лучше запомнить фамилию Попогребского.

2008. «Дикое поле», режиссер Михаил Калатозишвили

©  Интерсинема-Арт

От кризиса до кризиса: главное
Еще один сценарий Луцика—Саморядова не такой радикальный, конечно, как «Окраина», но тоже достаточно жесткий. Врач Митя живет в глухой степи, время от времени видит на горизонте какого-то странного человека, экзотическими способами врачует местных и ждет свою невесту. Вокруг бесконечная степь. Время от времени кого-то убивают, порой кто-то чудесным образом воскресает. В воздухе разлито ощущение безысходности и одновременно — чуда. Все рушится и разваливается на глазах, но почему-то не оставляет надежда, что волшебным образом все опять наладится. Очень актуальное и очень русское кино, особенно во время кризиса. Впрочем, когда у нас кризиса нет?

Рейтинги других разделов OPENSPACE.RU:
Cамые драматические мгновения арт-десятилетия по версии OPENSPACE.RU
Важнейшие альбомы десятилетия в отечественной музыке по версии OPENSPACE.RU
Важнейшие события десятилетия в академической музыке по версии OPENSPACE.RU
Важнейшие события десятилетия в литературе по версии OPENSPACE.RU
Важнейшие события десятилетия в театре по версии OPENSPACE.RU
Важнейшие события десятилетия в медиасфере по версии OPENSPACE.RU
Важнейшие события десятилетия на арт-рынке по версии OPENSPACE.RU

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Jeniok· 2009-01-02 23:07:46
    Следуя логике автора статьи, можно было бы еще добавить фильм "Солдатский декамерон". Тоже наредкость профессиональный фильм, стоящий особняком и тоже обрамляющий эпоху 90-х, с ее всеобщей запутанностью и потерянностью.
Все новости ›