Оцените материал

Просмотров: 36874

Микки Рурк привез «Рестлера»

Виктория Никифорова · 12/03/2009
Микки Рурк отпраздновал в Москве свой comeback, представив фильм «Рестлер» и продемонстрировав следы от пластических операций

©  Евгений Гурко

Микки Рурк привез «Рестлера»
«На носу у меня было пять пластических операций. — Рурк осторожно прикасается пальцами к переносице, словно старые переломы, полученные на боксерском ринге, еще болят. — И вот скула здесь, видите, была раздроблена во время матча. — Он дотрагивается до правого подглазья. — Ее потом долго ремонтировали».

Симпатичнейший монстр Франкенштейна, чье лицо словно сшито из обрывков старых ролей и прикрыто длинными свисающими прядями волос, чтобы не слишком пугать встречных, явился на пресс-конференцию в отеле Hyatt с опозданием на полчаса и с ходу повеселил собравшихся рассказом о своем интервью на «Первом канале». В студии он сидел, ковыряя зубочисткой в зубах и непринужденно пошучивая: «А что тут такого? Я не знал, что у вас ТВ-шоу — вещь настолько серьезная. А из зубов я икру выковыривал».

Дальше, впрочем, шуточки кончились, и актер на полном серьезе принялся сравнивать себя и своего героя Рэнди из фильма Даррена Аронофски. Получилось из его слов, что «Рестлер» — это просто байопик Микки Рурка: между престарелым рестлером, вернувшимся на сцену, и пожилым актером, вернувшимся к своему ремеслу, не найдешь и десяти различий.

©  Евгений Гурко

Микки Рурк привез «Рестлера»
Микки Рурк завязал с боксом после того, как неврологическое исследование показало, что контактные виды спорта ему запрещены. «У меня начались проблемы с памятью, — говорит он. — Я до сих пор тренируюсь, но контактным боксом больше не занимаюсь. Память улучшается понемножку, хотя провалы еще бывают». Его герой Рэнди завязал с рестлингом из-за проблем с сердцем.

Покончив с боксом, Рурк попытался продолжить кинокарьеру. Роли ему предлагали одну хуже другой, а если и удавалось сыграть что-нибудь стоящее, то его герой вылетал при монтаже — так случилось на съемках «Тонкой красной линии» Теренса Малика. А Рэнди пошел работать в супермаркет, развешивать ветчину и салаты («Поменьше, — зудит престарелая покупательница. — Теперь побольше — нет, поменьше»). Понятно, что Рэнди, привыкший к боям и овациям, долго такого не выдерживает. В один прекрасный момент он подставляет палец под гильотину, на которой рубит колбасу, и, ловко и несильно поранившись, разбрызгивает вокруг себя кровь, умывается ею и, напугав покупателей до истерики, величественно уходит.

Грандиозная харизма, любовь к выпивке и обаятельно асоциальное поведение делают грань между актером и его персонажем практически неразличимой. Все то, что Рэнди — нищий стареющий рестлер, чья слава давно миновала, — переживает на экране, Рурк пережил на свой лад, когда из-за бесконечных скандалов его карьера в кино пошла под откос. «Эти пятнадцать лет принесли опыт бесконечного унижения. Я ненавидел Лос-Анджелес, но я не мог уехать оттуда. Это как с Нью-Йорком. Если ты там, ты уже не можешь просто взять и уехать. И я оставался в Лос-Анджелесе. Когда я был молод и начал сниматься в кино, вокруг меня роились сотни людей, хлопали меня по плечу, приглашали в рестораны. А тут все это кончилось. Я даже столик в ресторане зарезервировать себе не мог. Я катился вниз. Получал совсем маленькие роли, ерундовые роли, но все-таки продолжал сниматься».

©  Евгений Гурко

Микки Рурк привез «Рестлера»
На самом деле трудный период в биографии Рурка пришелся на 90-е, но уже в начале нового века он удачно снялся в «Однажды в Мексике» Родригеса и «Гневе» Тони Скотта. Затем последовала большая роль в «Городе грехов», критики рассыпали ему хвалы, и возвращение в большой Голливуд можно было считать состоявшимся. Но именно «Рестлера» Рурк предпочитает называть своим камбэком.

Собственно говоря, явление Рурка народу, происходившее в гостинице Hyatt, едва ли не превзошло фильм Даррена Аронофски. «Рестлер» вполне заслуженно осыпан разнообразными призами, это очень умело сделанный фильм про человека, сжигаемого любовью к своему нелепому, клоунскому, смешному спорту. Ради него он отказывается от всех радостей жизни, да и от самой жизни — что в ней есть, в этой здоровой старости, кроме грустных разговоров с вечно сердитой дочерью да салатов в супермаркете? Но Аронофски глядит на своего героя со стороны и делает из его жизни трагедию — очень профессионально, по всем правилам жанра. Он не понимает, как это можно — приносить свою жизнь в жертву глупому шоу и при этом быть смешным человеком. Чем ближе к финалу, тем больше его Рэнди похож на Христа, а в начале «Рестлера» совершенно не случайно звучит отсылка к «Страстям Христовым» Мела Гибсона.

Вот этого пафоса исполнитель роли Рэнди счастливо лишен. Он изрекает глупые шутки и тут же выдает трогательный рассказ о тихой кончине своей любимой чи-хуа-хуа: «Она сидела у меня на коленях, а я смотрел телевизор. Она заснула и во сне умерла. Я даже не заметил». Он строит глазки симпатичным журналисткам и вдруг произносит: «Жизнь — это трагедия», да как убедительно произносит.

А в конце он сипит: «I’m fucking grateful (Я чертовски благодарен)» — и это звучит как отрывок из оскаровской речи, которую ему пока не удалось произнести.

Увидеть Микки Рурка в фильме «Рестлер» можно будет с 26 марта.

Посмотреть всю галерею


Другие материалы рубрики:
Виктория Никифорова. «О’Хортен» Бента Хамера, 10.03.2009
Максим Эйдис. «Хранители»: премьера, 04.03.2009
Виктория Никифорова. «Возвращение мушкетеров»: премьера, 09.02.2009

 

 

 

 

 

Все новости ›