Плохие русские переходят на сторону захватчиков, хорошие русские жертвуют жизнью, только бы не предать, – в следующем году эту картину, поди, покажут по телевизору на 9 мая.

Оцените материал

Просмотров: 29443

Главные разочарования Каннского фестиваля

Мария Кувшинова · 28/05/2012
А теперь о том, что плохо

Имена:  Джефф Николс · Мишель Гондри · Сергей Лозница · Эндрю Доминик

©  65th Cannes Film Festival

Кадр из фильма «Те самые мы и тот самый я»

Кадр из фильма «Те самые мы и тот самый я»

На протяжении всего Каннского фестиваля OPENSPACE.RU акцентировал внимание на достижениях — теперь поговорим о разочарованиях.


«Те самые мы и тот самый я» (The We and the I) Мишеля Гондри и «Двухнедельник режиссеров»
Гондри снял свой новый фильм в Америке, пригласив на главные роли (а в фильме почти все роли главные) реальных подростков из неблагополучных кварталов. Действие происходит в школьном автобусе, в котором ученики возвращаются после уроков домой, терроризируя друг друга и невольных попутчиков. Возможно, это ханжество, но примерно через двадцать минут нижепоясной юмор, прилипшие жвачки и трогательные полумультипликационные «гондринизмы» становятся непереносимыми.

Картина была показана на открытии параллельной каннской программы «Двухнедельник режиссеров», которая несколько лет существовала в статусе здоровой альтернативы конкурсу, а сейчас очевидно пребывает в кризисе. Многолетний куратор «Двухнедельника» Оливье Пер, сделавший ставку на эксперимент, синефилию и инфантилизм, уже второй год работает в Локарно. Пришедший ему на смену Фредерик Бойер в прошлом году пытался продолжать курс предшественника (среди самых интересных картин из «Двухнедельника-2011» — экранизация «Синей птицы» Метерлинка на африканском материале и «Гиганты» Були Ланнерса, сказка про опасные летние приключения троих подростков), но не удержался в кресле и переместился на фестиваль «Трайбека». Случай «Двухнедельника» хорошо иллюстрирует роль куратора в киномире: Пер, при всей неоднозначности его отбора, оказался харизматиком, превратившим параллельную программу в факт культурной политики — без него она оказалась на обочине фестиваля и осталась в этом году без ажиотажа и очередей.

Американское кино в конкурсе
Во второй половине нулевых годов на Каннском фестивале было особенно заметно, что европейская цивилизация дрейфует в сторону от американской. Последний интенсивный контакт произошел здесь в 2004 году, когда Тарантино вручил «Золотую пальмовую ветвь» документальному «Фаренгейту» Майкла Мура — тогда набережная Круазетт превратилась в плацдарм для свержения Джорджа Буша (не помогло — осенью того же года его выбрали на второй срок). Разочарование левацкой Европы, втянутой Соединенными Штатами в ближневосточные конфликты, было так велико, что это сказалось и на отношении к американскому кино.

©  65th Cannes Film Festival

Кадр из фильма «Вне закона»

Кадр из фильма «Вне закона»

Прошлогодняя (сомнительная) победа Терренса Малика как будто открыла шлюз: в этом году в конкурсе было семь картин с соседнего континента (включая «Космополис» канадца Кроненберга и экранизацию Керуака «В дороге», сделанную бразильским режиссером Саллесом). В общем и целом без большинства из них можно было бы обойтись.

«Вне закона» Джона Хиллкоута — типичная для американского интеллектуального мейнстрима попытка переосмыслить классический жанр в терминах цифрового кино. Возможно, это консервативный взгляд, но цифра пока не очень хорошо адаптируется под костюмный эпос о жизни американских бутлегеров времен Великой депрессии: холодноватое плоское изображение все же лучше сочетается с современным материалом.

©  65th Cannes Film Festival

Кадр из фильма «Убей меня нежно»

Кадр из фильма «Убей меня нежно»

«Ограбление казино» Эндрю Доминика (про то, как два неудачника ограбили подпольное казино и были наказаны Брэдом Питтом) — абсолютно великолепный и абсолютно бессмысленный формальный эксперимент, в котором пуля в предельном замедлении пробивает голову, а традиционный штамп — крупный план ботинка крутого парня, выходящего из машины, — остроумно доводится до абсурда. Интересно, что Доминик (как и Ксавье Долан, но по-другому) совершенно не стесняется своих guilty pleasures: минимализм отставлен, торжествует визуальное барокко, а появление ключевых персонажей сопровождается жирным ностальгическим хитом вроде «Windmills of Your Mind». Но в отличие от того же Долана формальные приемы у Доминика становятся самоцелью: это чистое удовольствие для любителей жанра, в фильме нет ни одной мысли, только ее имитация — ограбление и дальнейшие события происходят на фоне предыдущих президентских выборов. Видимо, Маккейн и Обама в кадре должны превратить «Ограбление казино» в некое высказывание об американской цивилизации, но почему-то не превращают.

Что касается «В дороге», то это парадная экранизация для «Оскара», сливочный ретро-торт под видом контркультуры.

©  65th Cannes Film Festival

Кадр из фильма «Мад»

Кадр из фильма «Мад»

Последним в программе оказался фильм «Мад» режиссера Джеффа Николса (автора прошлогоднего хита «В убежище») — и он неожиданно понравился всем.

«Мад» немного напоминает тех же «Гигантов» Ланнерса, немного — советскую пионерскую классику вроде «Кортика» и «Бронзовой птицы». Два подростка приплывают на уединенный остров и встречают беглеца Мада (Мэттью Макконехи), которого обвиняют в убийстве. Во всем, как выясняется, виновата женщина (Риз Уизерспун), и четырнадцатилетнему герою (одно из открытий фестиваля — Тай Шеридан) скоро предстоит на собственном опыте убедиться в их вероломстве. Женское коварство в фильме воплощают многочисленные змеи, но удивительным образом этот фильм про опасные каникулы оказывается неглупым кинематографом хорошего настроения (таким когда-то и был американский мейнстрим, но весь вышел).

«В тумане» Сергея Лозницы

©  65th Cannes Film Festival

Кадр из фильма «В тумане»

Кадр из фильма «В тумане»

Надежды на Лозницу были велики. Его игровой дебют «Счастье мое» был спорной (до возмущения), но очень энергичной и ядовитой работой. В ситуации, когда Россия все глубже погружается в сумерки, хотелось бы видеть фильм, разрушающий главное идеологическое табу, связанное с Великой Отечественной войной. Именно так Лозница и заявлял фильм «В тумане» по повести Василя Быкова: переосмысление, полемика, честный взгляд. Очевидно, иностранные критики, хлопавшие фильму и вручившие ему приз ФИПРЕССИ, не смотрят новейшее российское военное кино вроде прошкинского «Живи и помни». Для человека, погруженного в отечественный кинопроцесс, разницы между продукцией Минкульта и фильмом Лозницы, снятым без российских бюджетных денег, нет никакой. Плохие русские переходят на сторону захватчиков, хорошие русские жертвуют жизнью, только бы не предать, — в следующем году эту картину, поди, покажут по телевизору на 9 мая. Никакой (столь необходимой) полемики вызвать она не может — увы.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Natalia Broude· 2012-05-29 05:16:06
    троих подростков),

    трех подростков, исправьте, пожалуйста!!
  • Boris Nelepo· 2012-05-29 07:30:22
    Оливье Пер в Локарно работает третий год, это будет его третий фестиваль. Фредерик Бойер, соответственно, сделал два "Двухнедельника" после Пера.
  • Sergey Borisych· 2012-05-29 15:34:25
    вы уж ка-то определитесь - или "Ограбление казино", или "Убей меня нежно". Два названия просто рядом. И "Убей меня" - название песни роберты Флэк или фильма 2002 г., лента Доминика - "Убей их нежно". Кончайте пижонить и наймите лучше редактора
Читать все комментарии ›
Все новости ›