Наши главные зрители из Оберхаузена – это дети.

Оцените материал

Просмотров: 8172

Хильке Деринг: «Если пленка исчезнет, я не расстроюсь»

Илья Гладштейн · 25/04/2012
Координатор международного конкурса Оберхаузена о будущем экспериментального кино и о его зрителях

Имена:  Хильке Деринг

©  Courtesy Clermont-ferrand film festival 2012

Хильке Деринг

Хильке Деринг

Завтра, 26 апреля, открывается 58-й Оберхаузенский фестиваль короткого метра, один из главных европейских фестивалей документального и экспериментального кино. ИЛЬЯ ГЛАДШТЕЙН встретился с главой отборочной комиссии международного конкурса фестиваля и обсудил с ней перспективы короткого метра и кино вообще, а также узнал, у каких фильмов больше шансов попасть в Оберхаузен.


— Расскажите, пожалуйста, об «Оберхаузенском манифесте», юбилей которого как раз в этом году.

— Однажды молодые немецкие кинематографисты, недовольные тем, как устроен и структурирован мир классического кино и кинопроизводства, собрались на фестивале в Оберхаузене и объявили о своем желании изменить способ финансирования кино и, собственно, само кино, после чего они и составили этот документ. Их заявление оказало довольно сильное влияние на современников и на развитие кинематографа. В этом году манифесту исполняется 50 лет, и мы решили, что это неплохой повод напомнить о тех принципах, о том, что они значат теперь; показать фильмы режиссеров той волны. Это был большой проект: собрать, отреставрировать, оцифровать пленки. Мы покажем эти фильмы в сборной программе, там еще будут работы иностранных режиссеров из других стран, которые делали нечто подобное в то же время у себя дома.

— Манифест утверждал смерть классического кино. Но нарративный кинематограф до сих пор жив, а авангард все так же маргинален — не считаете ли вы, что они проиграли эту битву?

— Не знаю, проиграли ли они. Насколько я понимаю, речь больше шла не об авангарде, а о традиционном, кондовом способе создания фильма и о свободе кинематографиста делать кино так, как ему хочется, — этого они требовали, а не авангарда.

— Но Оберхаузен был первым фестивалем, специализирующимся на авангарде.

— Это не совсем так. Когда фестиваль был основан, он фокусировался на документальном кино, но мы все время меняли свою специализацию и в 1970-е пришли к экспериментальному кино. В то время были и другие влиятельные фестивали экспериментального кино — например, Кнокке (Knokke-le-Zoute) в Бельгии, но Оберхаузен, наверное, единственный из них, кто дожил до сегодняшнего дня.

— Насколько в сегодняшнем буме экспериментального кино вы видите заслугу Оберхаузена?

— Не уверена, что есть прямая связь, но, безусловно, наличие такой площадки, как наша, дополнительно мотивирует режиссеров экспериментировать. Что интересно: во время показов фестивальных фильмов в других городах в студенческих аудиториях даже для киностудентов наша программа часто оказывается неожиданной. Они никогда прежде не видели ничего подобного.

— Не думаете ли вы, что влияние фестивалей вообще и Оберхаузена в частности настолько возросло, что режиссеры теперь снимают именно то, чего от них ожидают на фестивалях, корректируют свои первоначальные замыслы, ориентируясь на вкусы отборщиков?

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›