Если в предыдущих картинах Грязев показал себя способным наблюдателем-натуралистом, то в новом фильме он проявляет талант драматурга.

Оцените материал

Просмотров: 67033

«Завтра»

Мария Гаврилова · 24/01/2012
Фильм Андрея Грязева о Войне: первые впечатления

Имена:  Андрей Грязев

©  «Завтра»

Кадр из фильма «Завтра»

Кадр из фильма «Завтра»

Как мы уже сообщали, «Завтра» — новая документальная картина Андрея Грязева о группе Война — отобрана в программу «Форум» 62-го Берлинале. Первые фестивальные показы «Завтра» назначены на середину февраля, но МАРИИ ГАВРИЛОВОЙ уже удалось посмотреть фильм.


— Ма-ма!
— Мама здесь.
— Ти-ти!
— Тити тоже здесь.
— Па-па!
— Папа в тюрьме.
— Ле-ня!
— Леня тоже в тюрьме.

Вообще-то участие «Завтра» в берлинском «Форуме» — довольно важное событие для отечественного кино: в последнее время Берлинале вообще не обращает внимания на российских документалистов, и если кому из наших и удавалось прорваться на крупные международные фестивали, то это были Канны, Венеция, Роттердам. Прорывы эти, как правило, были поддержаны участием европейских студий в проекте. И вот российский док, снятый без продюсеров за пару сотен долларов, попал в программу, в которой за последние десять лет не было ни одного документального фильма из России.

©  «Завтра»

Кадр из фильма «Завтра»

Кадр из фильма «Завтра»

Для Берлинале очень актуальны темы политического искусства, да и политики как таковой (в 2010-м одним из главных событий фестиваля стал внеконкурсный показ фильма Бэнкси «Выход через сувенирную лавку», в 2011-м все обсуждали «Ходорковского» Сирила Туши). На фоне этой фестивальной конъюнктуры, последних событий в России и назначения Войны кураторами 7-й Берлинской биеннале решение отборщиков кажется предсказуемым и очевидным. Но Андрей Грязев отказывается быть предсказуемым, и его «Завтра» — не о политике, не об экстремизме и даже не об искусстве. Грязев не прибегает к ассоциациям первого порядка, они ему неинтересны. В фильме напрямую не поднимается ни один из проклятых вопросов, связанных с деятельностью Войны, вроде «искусство или не искусство», «московская или питерская фракция», «где начинается экстремизм» и т.п. Грязеву интересны люди, это было заметно и по двум его первым работам («Саня и Воробей» и «День шахтера»), и здесь режиссер тихо наблюдает за героями, чтобы потом сконструировать свою реальность, пусть в чем-то немного и романтизированную, да, возможно, и вымышленную.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›