Оцените материал

Просмотров: 1638

Бегом по Сеулу. Маршрут первый

Виктория Никифорова · 28/05/2008
Между показами Сеульского фестиваля анимации-2008 Виктория Никифорова осматривалась по сторонам

©  AP

Бегом по Сеулу. Маршрут первый
Продолжая тему поклонов. Местный президент вчера кланялся, просил прощения за говядину. Эта говядина тут самый больной вопрос. Она импортируется из США, а Штаты недавно объявили, что корейских инспекторов на свои заводы не пустят — у них, мол, и свои проверяющие есть. А между тем народ опасается коровьего бешенства. Корейцы попытались запретить импорт мяса от коров, которым стукнуло 30 месяцев — в этом возрасте, как правило, болезнь и начинается. Но президент Джордж Буш лично встретился с президентом Ли Мён Баком и прогнул его по всем правилам мировой гегемонии. Импорт мяса ограничить не удалось, проверку с корейской стороны пообещали разрешить, но только на словах, официального договора на эту тему нет. Граждане очень рассердились на своего президента и устроили акцию протеста — уселись, когда стемнело, на главной площади Сеула и зажгли свечи. Очень красиво получилось. Но президент не впечатлился. Так, извинился формально, покланялся, но решение свое насчет мяса не отменил.

Все это, конечно, правильно, и политическая зрелость граждан радует, и их борьба за независимость, но как подумаешь, как они эту говядину готовят... Человек-подлец, понятное дело, ко всему привыкает, а если он турист, то тем более. Европейское нёбо давно оценило и сочный жар южнокитайской кухни, и здоровое тепло северокитайской, и нежную свежесть японской, и пряную бодрость вьетнамской. Но корейская кухня, воля ваша... Это что-то немыслимое, трансцендентное, прости господи.

Ту же самую говядину они нашпиговывают зачем-то гвоздикой в немыслимых количествах и тушат, пока мясо не расползется на отдельные волокна. Так потом и ешь — в глотке волокна застревают, на зубах гвоздика хрустит, как толченый кирпич. Или эта пресловутая их кимча — капуста, густо пересыпанная красным перцем. Жжется как огонь. Но самое страшное яство корейской кухни — это зеленый чай с молоком, посыпанный порошком из водорослей. Он объединяет самые невыносимые пытки детства и будит воспоминания, которым лучше спать в подсознании. Представьте себе молоко с густой — ну очень густой — пенкой. Влейте туда пару столовых ложек ценного и питательного продукта — рыбьего жира. Тщательно перемешайте. Не нравится? Ну, добавьте сахарку. А теперь — по глоточку, за бабушку, за дедушку, за папу, за маму. Дико полезно, говорят корейцы, от всех болезней помогает.

Такой гадости нет нигде в мире. Чисто корейский специалитет, и местное население им по-детски гордится. Корейцы вообще норовят из всех своих штучек сделать культ. В Сеуле, например, нечеловеческое количество музеев. Есть музей кухонных принадлежностей, музей шляп, музей чая, музей вышивки, есть музей кимчи — той самой маринованной капусты, есть музей корейской эротики — жаль, ноги не дошли, пришлось по фестивальным показам бегать, а то интересно, что тут-то можно нового придумать?

В Корее вообще почти все не так, как у всех. Здесь не работают мобильники — нужен какой-то особый формат, в большинстве ресторанов не допросишься английского меню, фильмы идут без английских субтитров. И даже на банкоматах частенько встречается надпись: только для граждан Кореи. Там какие-то не такие деньги? Или, может, корейский гражданин запрашивает 100 долларов, а ему этот особый банкомат выдает 200?




Бегом по Сеулу. Маршрут второй

Бегом по Сеулу. Маршрут третий

Бегом по Сеулу. Маршрут четвертый

 

 

 

 

 

Все новости ›