Конечно, тут есть определенный риск, но какой?

Оцените материал

Просмотров: 32880

Михаил Брашинский: «Государство, вроде бы предложив руку, сделало рукопожатие невозможным»

Мария Кувшинова · 11/11/2011
Режиссер малобюджетного проекта «Шопинг-тур» о том, как снять фильм своими силами, и о том, что старая продюсерская модель больше не работает

Имена:  Александр Симонов · Михаил Брашинский

©  www.shopping-tour-movie.com

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

В самом начале нулевых Михаил Брашинский работал кинообозревателем журнала «Афиша», едва ли не в каждой рецензии рассказывая о собственном желании делать кино. Потом он снял фильм «Гололед» (2003), который до сих пор припоминают, когда очередной кинокритик заявляет о своих режиссерских амбициях.

Спустя почти десять лет после дебюта долго не снимавший Брашинский заканчивает новую картину , «Шопинг-тур», — она будет готова в начале будущего года. В этой картине Брашинский выступает как автор сценария, продюсер и режиссер, бюджет составляет около $60 тысяч. Съемочная группа, состоящая из профессионалов кино, работала по новому принципу: в качестве оплаты труда большинство участников проекта получат определенный процент от возможной прибыли (недавно по этой же схеме Борис Хлебников снял фильм «Пока ночь не разлучит»).

МАРИЯ КУВШИНОВА встретилась с Михаилом Брашинским в Петербурге и поговорила о сдвиге в сознании отечественных кинематографистов, революционных телесериалах и конкурсе песен для саундтрека «Шопинг-тура» (подробности конкурса — на сайте фильма).


— Что за история?

— Это фильм про группу русских туристов, которые едут из Питера в Финляндию за покупками и попадают в лапы финских каннибалов. И те их начинают есть. Среди туристов наши герои — сорокалетняя мама и пятнадцатилетний сын. На самом деле это подарок сыну на окончание восьмого класса, кроме того, мама в первой сцене дарит ему хороший мобильный телефон. Собственно, этим мобильником и снят весь фильм. Мы включаемся в историю, когда сын нажимает на кнопку «пуск». Есть только один такой день в году, когда каждый финн должен съесть иностранца, хотя бы одного, чтобы потом, назавтра, снова стать вегетарианцем. Древняя традиция такая. И вот наши герои пытаются пережить этот день.

— Как же вы его сняли — без бюджета, собственными силами?

— Так и сняли. Надоело ждать милостей от природы — под «природой» я подразумеваю наш киноистеблишмент.

©  www.shopping-tour-movie.com

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Самое трудное было найти историю, которую можно было бы снять практически без денег. Я считаю, что бюджет — не привнесенная величина, он то, что следует из истории. О чем-то получится рассказать за пять копеек, о чем-то только за сто миллионов. А историю придумать нельзя, история должна прийти сама. Я ждал, довольно долго. Была идея снять что-нибудь на мобильник — но что? Когда история пришла — в конце прошлого года, — все стало происходить очень быстро. В январе за две недели написал сценарий. С ним — и с бюджетом в 60 тысяч долларов (что для «взрослого» кино вообще не бюджет; в России бюджеты полнометражных фильмов начинаются с 700 тысяч) — пришел к своему товарищу, у которого есть деньги и которому было интересно попробовать. Сняли все за одиннадцать дней. Сейчас, к концу года, фильм почти готов. Он возник из ничего, из чистого желания — и вот он уже есть.

— Ищет ли эти истории для безбюджетных фильмов еще кто-то в нашем кино? Обычно фильм рождается по другой схеме: большинство кинематографистов до сих пор уверены, что им должно дать денег государство, желательно побольше, а дальше уже можно что-то там снимать.

— С государством, безусловно, должны быть выстроены отношения, как это показывает пример нашей любимой страны Франции. С другой стороны, так, как у нас это пошло, — невыносимо. В сущности, сейчас хуже, чем в брежневский застой, когда можно было получить постановку. У нас это вопрос чистых номенклатурных отношений. Государство, вроде бы предложив руку, сделало все, чтобы рукопожатие стало невозможным. Конечно, если бы я захотел снять картину о последних днях Гагарина, скажем, я бы пошел к государству. А так, со своими каннибалами, куда мне…

И потом, государство, поддержка «Первого канала» — единственный ли это путь, путь взрослых? «Шопинг-тур» и его дальнейшая судьба должны ответить на этот вопрос.

©  www.shopping-tour-movie.com

Во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Времена меняются. Во-первых, в глобальном масштабе. Мы уже живем в другом коммуникативном пространстве, чем десять лет назад. Во-вторых, времена меняются в нашем кино. Все больше и больше людей, которых я назвал бы правильными, склоняются в сторону какой-то новой независимости. Сейчас Борис Хлебников, например, заканчивает фильм с микроскопическим бюджетом, про ресторан. У меня многие спрашивают: как, что? Если мы можем делать кино своими силами и помогать друг другу по необходимости, то что еще нужно для счастья? Такое не впервые в истории происходит, кстати.

— Мы говорим о режиссерах, которые по старой схеме уже что-то сделали, состоялись. Любители делают безбюджетное кино на энтузиазме, но пока значительных художественных результатов нет.

— Понятно, что теми же средствами, которыми работаю я, могут работать и любители. Но давайте все-таки определимся: то, что мы сняли фильм (по кинематографическим меркам) за копейки, еще не делает нас любителями. Мы делаем профессиональный кинематографический продукт, который будет продаваться, показываться и так далее. Над «Шопинг-туром» работали профессионалы самого высокого класса. Главную роль сыграла Татьяна Колганова, прекрасная и известная актриса. Оператором был Александр Симонов, который снимал «Бумер-2» и все последние фильмы Балабанова. Художником по гриму — Тамара Фрид, вообще, наверно, лучший гример в России.

©  www.shopping-tour-movie.com

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

— Как вам удалось убедить этих профессионалов кино работать на вашей картине бесплатно в расчете на то, что может произойти дальше, а может и не произойти?

— Именно то, что вы сейчас описали, их, я думаю, и привлекло. Все работали либо бесплатно, за проценты, либо за очень маленькие деньги. Конечно, тут есть определенный риск, но какой? Я затрачиваю свои силы, время, работу и талант, ничего в итоге не получив. Неприятно, конечно, но лучше, чем потерять квартиру, или когда тебя кинули на сто тыщ долларов. При нашей схеме никто никого не обманывает: людям интересно что-то новое, и худшее, что с ними может произойти, — это то, что они поучаствовали в создании чего-то интересного бесплатно. Мы все, кстати, кто делал этот фильм, — уже не очень молодые, довольно зрелые люди. Значит, просто мы все — живые и встретились в пространстве живого кино.

— То, что профессионалов привлекает подобный опыт, возможно, означает, что им не всегда интересно работать в традиционной индустрии, с ее патриотическими блокбастерами.

— Конечно. Вы смотрите сериалы?

— Нет.

— Сегодня, при таком высоком уровне англоязычного сериального телевидения, кино стало смотреть просто скучно. Кино не поспевает в выработке и раскручивании своих мыслей за более мобильным телевидением — в мире. В России, конечно, все несколько иначе, но это уже другая тема.

©  www.shopping-tour-movie.com

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

— Индустриальное, голливудское кино стало жертвой собственной всеядности: чтобы привлечь как можно больше зрителей, начали сглаживать острые углы, расширяя аудиторию за счет детей и подростков. Все, кто хотел делать что-то более провокационное, оказались выдавлены и ушли на телевидение.

— Можно и так посмотреть на проблему.

— Речь же идет не об эфирном, а о платном, кабельном телевидении — сериальная революция произошла там.

— Естественно, кабельное — значит, не цензурированное в той степени, в какой публичное.

— Помните, еще десять лет назад сериальные актеры в Америке считались вторым сортом. У них не было шанса появиться в большом голливудском проекте.

— Совершенно верно. А теперь — наоборот, ты не звезда, если тебя нет в сериале. Телевидение стало не только престижнее, но и гораздо интереснее кино, гораздо живее. Когда сломается ваша перегородка предубеждения и вы начнете смотреть сериалы, вам откроются миры, о которых вы даже не подозревали.

©  www.shopping-tour-movie.com

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

— Этого я и боюсь.

— «Декстер», «Во все тяжкие», «Подпольная империя», «Хоумленд» — это же актуальный процесс, это все на кончиках пальцев. После этого идти в кино и смотреть даже спилберговского «Тинтина» — странно как-то; кажется, что он должен был быть сериалом.

Все это — последствия конца идеологии как двигателя прогресса. Начало взлета сериалов в Америке пришлось примерно на 2006—2008 годы, то есть на время Обамы, Медведева. Людей, которых как бы не существует, лидеров постидеологического мира. Телевидение всегда было главным инструментом идеологии, но когда идеология из него ушла, что осталось? Остались истории. Их оказалось огромное количество, они все прекрасны. Мы живем в ситуации новой нарративности. Истории интересны читателям, они влюбляются в героев, им хочется к ним возвращаться каждый вечер, как к «Войне и миру» или Агате Кристи — я неслучайно говорю «читателям», а не «зрителям», потому что речь, конечно же, идет о телевидении как литературе.

— То есть возрождение романной структуры на новом уровне.

— Безусловно. Романов, наверное, вообще уже больше никто не читает. Разве что Лев Данилкин. (Я, кстати, читаю.) Мы отклонились от нашей темы, но не сильно.

©  www.shopping-tour-movie.com

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

Потому что кино — это очень тонкая мембрана, оно всегда чутко реагирует на внешние изменения. Мир меняется — что-то должно меняться и в кино. Модель «больше — лучше», блокбастеры, так называемая «рейгановская» модель кинематографа уже не работает. Ее пытались насадить и у нас, но она не работает больше даже в Голливуде. Может быть, тогда «меньше — лучше»? Из этого тоже, в частности, возник «Шопинг-тур».

— Вы же еще хотите привлечь желающих к написанию музыки для саундтрека?

— Поскольку фильм снят на мобильный телефон, там не может быть музыки, написанной композитором. Но там люди едут в автобусе долго. И фоном звучит «Дорожное радио». Мы не можем покупать права, поэтому я решил объявить конкурс на лучшую имитацию или пародию репертуара «Дорожного радио». Надо написать свои «Зеленоглазое такси», «Владимирский централ» или «Муси-пуси».

— Я слышала, что к вам финская сторона как-то очень тепло отнеслась.

— Финская сторона фильма пока не видела. Я обожаю финнов, считаю, что это прекрасный народ. Но люди, с которыми мы там работали, не знали одного маленького обстоятельства: дело в том, что не просто в Финляндии есть каннибалы, а все финны на один день в году становятся каннибалами. Как они отреагируют на это, не знаю. Надеюсь, что хорошо — у этого не слишком счастливого народа, живущего практически в непригодном для жизни месте, очаровательное чувство юмора. Похожее же — у ирландцев, у евреев, у русских — это чувство юмора, порожденное отчаянием жизни на краю. Этот фильм про каннибалов, как ни странно, — мое признание в любви к Финляндии.

©  www.shopping-tour-movie.com

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

Михаил Брашинский во время съемок фильма «Шопинг-тур»

— Получается, что тот тип безбюджетной истории, о которой мы часто говорим, чаще всего реализуется именно в жанре хоррора.

— «Шопинг-тур» не чистый хоррор, а триллер с элементами хоррора и комедии. Там не очень много ужаса в понимании Уэса Крэйвена или Джона Карпентера. Хоррор, понятное дело, тоже в кризисе, вместе со всем остальным. Если за последние годы в нем появилось что-то новое, то это какой-то небывалый раньше эффект присутствия. И сразу снова стало страшно. Мы тоже работаем с этим эффектом, поскольку все снято на мобильник одним из участников событий. Но вообще-то прежде всего хотелось, чтобы было весело. Это такой хоррор, который должно быть не столько страшно, сколько весело смотреть.

— Есть ровно противоположный метод вовлечения — хоррор в 3D.

— Я не видел ни одного фильма в 3D, но думаю, что это пройдет, это гаджет, типа IMAX. Кино в 3D — это определенно не следующий шаг вслед за появлением звука и цвета. В какой-то момент, конечно, в нашу жизнь войдет рассказ Брэдбери «Вельд», помните, там тигры сошли со стены и съели родителей, — но это будет уже не кино, это будет жизнь.

©  www.shopping-tour-movie.com

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

На съемочной площадке фильма «Шопинг-тур»

— Индустрия думает по-другому.

— Индустрия в кризисе, мы же говорили. Индустрия в борьбе с телевидением и пиратством придумывает новые примочки. Я, кстати, убежденный пират. Разумеется, я хочу заработать и не хочу, чтобы мой фильм попал в торренты до проката. Но после проката я первым выложу его в сеть и отдам людям. Наверное, я непристойный идеалист, но я верю, что люди хотят смотреть интересные фильмы. И я не знаю, почему фильм, снятый на мобильный телефон, не может стать успешным. Спросите любого из своих знакомых: «Хотите посмотреть фильм, где финские каннибалы едят русских туристов?» Почему этот интерес нельзя перевести в рубли? Я не хочу только возвращать деньги — я хочу идти дальше. И вкладывать в новые фильмы, не обязательно свои.

— Хорошо, а что будет, если у вас ничего не получится, не получится заработать?

— Ну, я думаю, меня не убьют.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Dobskee· 2011-11-11 08:01:52
    На вопрос «Хотите посмотреть фильм, где финские каннибалы едят русских туристов?» хочется ответить отрицательно, и именно это кажется мне адекватной реакцией нормального человека.
  • garcia_chlorka· 2011-11-11 20:47:00
    Вообще-то пластический грим - дорогое удовольствие, так что 60 000 - ой вряд ли. У нас любят занижать бюджет, такое своеобразное тщеславие.
  • bezumnypiero· 2011-11-12 14:01:17
    ха-ха, это как в Нью-Йоркер с умным видом взять интервью у режиссера фильма The Slime People. низкобюджетные хорроры существуют все все время и культурный интерес вызывает один из нескольких тысяч, но Брашинский обставляет все дело так как будто он открывает нечто новое и неизведанное. столько пафоса!
  • bezumnypiero· 2011-11-12 14:38:08
    теперь в Афише стоит ждать беседы ресторанного критика с потенциальным владельцем бургерной:

    - и вы представляете, мы между двумя булками будем класть котлету и поливать кетчупом!
    - да вы что! это ж новая модель общественного питания!
Все новости ›