Есть вещи, которые система приказывает забыть. А есть вещи, которые она пропускает, а их приказывает забыть массовый зритель.

Оцените материал

Просмотров: 15771

Евгений Марголит: «На сталинской полке практически нет лент, которые бы, будь они выпущены, стали бы кассовыми хитами»

Иван Чувиляев · 26/08/2011
Куратор программ «Социалистический авангардизм» и «Полка. Освобожденное кино» о том, как вернуть забытые фильмы в обиход современной аудитории

Имена:  Евгений Марголит

©  КИНОклуб на Винзаводе

Кадр из фильма «Строгий юноша»

Кадр из фильма «Строгий юноша»

29 августа в «Киноклубе на Винзаводе» начинается фестиваль «Полка. Освобожденное кино. Часть 1», на котором покажут фильмы, по тем или иным причинам запрещенные в СССР. ИВАН ЧУВИЛЯЕВ поговорил с программным директором «Полки» Евгением Марголитом о том, действительно ли лучшее советское кино не доходило до зрителя и насколько оно актуально сейчас.


— У вас уже есть одна успешная ретроспектива: на Московском кинофестивале вы уже не первый год составляете программу «Социалистический авангард». Можно ли это считать научным термином? И вообще, можно говорить о каких-то его родо-видовых признаках или это просто «забытое кино», просто очень здорово сделанное и оказавшееся по тем или иным причинам за бортом?

— Прежде всего — умоляю не воспринимать название ретроспективы на ММКФ как серьезный научный термин. Смысл, который изначально вкладывался в него, подразумевал некую антитезу термину «социалистический реализм». Я уже говорил, что точнее было бы — тогда, не сейчас! — именовать нашу программу «социалистический формализм». В советские времена «формализм» был не столько термином, сколько уголовно наказуемым деянием, ибо влек за собой репрессии в виде запрета картины не только на выход, но и на упоминания в дальнейшем. В этом смысле многое и в прошлых программах, и в нынешней отбиралось из того, что приказано было забыть. Причина чаще всего крылась в сложности формы — от искусства требовалась ясность и доступность изложения, прежде всего потому, что искусство вообще рассматривалось в первую очередь как средство массовой агитации и пропаганды.

— А насколько вообще можно ставить на одну полку полочное кино и соцавангард, уравнивать их? Ведь понятие «полочное кино» намного шире, оно в смысле языка совсем не обязательно новое, может быть вполне эпигонским.

©  КИНОклуб на Винзаводе

Евгений Марголит

Евгений Марголит

— Вы совершенно правы. Полка — явление очень разномастное. Она и оформляется-то на рубеже 1920—1030-х, в эпоху «агитпропа», из-за того, что множество лозунгов к моменту завершения фильма снимались с повестки дня. Только и всего. К тому же качество картин — поспешных, торопливых, производимых в совершенной растерянности, зачастую случайными неопытными людьми — соответствующее. Это повторяется в канун войны — делают-переделывают «Первую конную» Дзигана, изначально антипольскую, — а тут война. Все, отставлена за ненадобностью. И какая-нибудь «Семья Януш», или «Песня о дружбе», или «Отец и сын» (который не Барской, а ленфильмовский 1941 года) — актуальность утратил, а с точки зрения качества — около ноля. Что до невписываемости в «мейнстрим», то мейнстрим этот создается скорее за счет отсечения вариантов, сочтенных непроходными.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›