Оцените материал

Просмотров: 8369

Фестиваль в Венеции. 2

Виктория Белопольская · 02/09/2008
Венеция тонет в прошлом. Герман-младший считается фаворитом конкурса

©  65th Venice International Film Festival

 Кадр из фильма «Отец Джованны»

Кадр из фильма «Отец Джованны»

Венеция тонет в прошлом. Герман-младший считается фаворитом конкурса
В 1938 году одна хорошая итальянская девушка, папина дочка и отличница, убила на почве ревности лучшую подругу и одноклассницу. В наше время режиссер Пупи Авати, итальянский классик как раз 1938 года рождения, в своем фильме про эту девушку «Отец Джованны» (основной конкурс) использует все новейшие технологии обработки изображения, чтобы добиться ретроэффекта. Хотя лично мне жаль, что действие отнесено на 70 лет назад. Все мечтают убить соперницу, а героиня взяла да и убила. Почему бы не актуализировать сюжет?

Хаяо Миядзаки, самый любимый в Европе японский аниматор, показал свой новый фильм, «Рыбка Поньо». Он впервые расстался со своей знаменитой манерой, когда необузданность авторского воображения создает метафоры, объясняющие многое взрослым зрителям детской с виду анимации. А ведь именно благодаря этому стилю Миядзаки, делая, скажем, «Унесенных призраками» с целью подбодрить девочек 10-летних, подбадривал и девочек 40-летних. Но теперь все в прошлом: «Поньо...» вполне простой детский фильмик: сладкий, старомодный, никого не тревожащий. Одним словом, ретро.

©  65th Venice International Film Festival

 Кадр из фильма «Отец Джованны»

Кадр из фильма «Отец Джованны»


©  65th Venice International Film Festival

 Кадр из фильма «Отец Джованны»

Кадр из фильма «Отец Джованны»


И при этом самым, говорят, ожидаемым фильмом нынешней Венеции стал «Бумажный солдат» Алексея Германа-младшего (показ 2 сентября). Действие в нем происходит в 1961 году, а расклеенные по фестивальной зоне острова Лидо постеры свидетельствуют о кропотливых попытках воссоздать атмосферу эпохи — таких стрелок, какими подведены глаза Чулпан Хаматовой, теперь уж не рисуют.

Иными словами, Венеция погружена в прошлое и хорошего ждет только оттуда.

И вообще, похоронные тут какие-то настроения. Идешь к главным фестивальным площадкам по улице-аллее вдоль моря и вдруг видишь в палисаднике маленькое такое кладбище: десяток белых крестиков, сантиметров по 15 каждый, воткнуты в почву, один среди них черненький. И надпись: инсталляция художника Х. Это большая биеннале современного искусства докатилась до курортного Лидо.

Или: в палаточном городке фестиваля (павильоны разных кинематографий тут выглядят как обычные тенты, без всякой помпы) проходит ежегодный конкурс на лучший отзыв о фестивальной программе. Пока что он выглядит как соревнование на лучшую гадость в адрес фестиваля. Граждане пишут и рисуют, странички с их творчеством аккуратными рядами развешаны на белых палаточных стенах. Так вот: люди то могилку директора Мостры Марко Мюллера изобразят, то ряд могилок со стрелочкой к одной — это зритель, отдавший концы от скуки на каком-нибудь итальянском «Идеальном дне». А то и похуже: попросят не употреблять слово «искусство» в отношении программы. Остается ждать Германа-младшего. И наше же «Дикое поле» Михаила Калатозишвили во втором по значению конкурсе «Горизонты». И в том, и в другом фильме главные герои — врачи. А это вселяет надежду. Наши идут на помощь тонущей в прошлом Венеции.

©  65th Venice International Film Festival

 Кадр из мультфильма «Рыбка Поньо»

Кадр из мультфильма «Рыбка Поньо»

©  65th Venice International Film Festival

 Кадр из мультфильма «Рыбка Поньо»

Кадр из мультфильма «Рыбка Поньо»




Еще по теме:
Фестиваль в Венеции
Фестиваль в Венеции. 3
Фестиваль в Венеции. 4

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›